» » «В видении я видел крест…»: мистический опыт в пятидесятничестве

«В видении я видел крест…»: мистический опыт в пятидесятничестве

10

81

Интерес к мистике возник у меня лет с пятнадцати. Толчком, пробудившим во мне интерес к непознанному, стала дружба с девушкой, которая приезжала к своей бабушке, жившей напротив нашего дома, на выходные. Девушка была на год старше, но уже изучила все зодиакальные знаки вавилонской системы и мастерски угадывала, кто к какому знаку принадлежит в гороскопе. Она познакомила меня с трудами вроде «Диагностики кармы». Моими любимыми книгами стали сочинения Сергея Лазарева, «Жизнь после смерти» Реймонда Моуди и «Роза Мира» Даниила Андреева (наличие последней в нашей станичной библиотеке я посчитал знаком свыше). Новый Завет я, конечно, читал, но особо не вникал и не понимал его. Из Нового Завета меня манило Откровение Иоанна Богослова, в котором говорилось о конце света и разных катастрофах. Мечтой было найти труды Е.П. Блаватской, но они были редкостью и в книжных магазинах пока не продавались.

Сейчас понимаю, что мой поиск таинственного, мистики был поиском объяснения проблем и неурядиц в моей жизни и жизни нашей семьи. Люди часто ищут в мистике ответы на вопросы «почему со мной все это случилось» или «почему так происходит». Каждый тут идет своим путем. Одни увлекаются разнообразными религиозными верованиями, а другие эзотерикой, целительством и гороскопами. В моей семье практически все верили, что Бог есть, но не все считали, что необходимо посещать церковь часто и молиться Богу. Почти все они больше боялись козней злых сил, сглаза и порчи, чем Бога. Хождение к гадалками, ворожеям было нормой жизни.

Информацией о Боге со мной делился один мой школьный товарищ, с которым я подружился после девятого класса. Мой друг был из семьи пятидесятников. Как и все дети из религиозных семей пятидесятников, он учился в воскресной школе и, конечно, знал больше меня о Библии. К шестнадцати годам он решил «идти за Иисусом» и крестился в той же церкви, к которой принадлежали его родители.

Мой верующий друг хотел меня «спасти» и делился со мной своими религиозными воззрениями. От него я отрывочно узнавал о догматах пятидесятничества. Мы постоянно спорили, поскольку сам я больше верил в эзотерику, но все равно мы оставались друзьями.

Однажды мой друг заболел. Посещая его в больнице, я увидел у него книгу Райнгольда Улонски «Духовные дары». Эту книгу, скорее всего, ему дали для подготовки к крещению (в воде). Как известно, пятидесятники не крестят детей в младенческом возрасте, а крестят только тех, кто сознательно заявляет о своей вере. После чтения этой книги мой друг поведал мне о «чудесных иных языках и пророчествах».

Постепенно эзотерика стала мне надоедать своей размытостью и неопределенностью, и я больше стал интересоваться Библией и христианством. В своих поисках я сошелся еще с одним старым знакомым, который так же, как я, начал свой духовный поиск. Мы вместе вечерами обсуждали разные, в том числе и религиозные, вопросы. У него скопилась стопка литературы, которую раздавали миссионеры различных конфессий. Он дал мне почитать книгу американского проповедника Кеннета Хейгина «Основы духовного роста».

В ней простенько объяснялось, как спастись и что уверовать в Бога — это отлично, но еще надо получить «крещение Святым Духом», как это было у апостолов — со знамениями «иных языков».

Во время чтения этой книги, при наличии некоего депрессивного состояния, я уверовал в Бога и ощутил Его присутствие. После такого озарения у меня возник вопрос: к какой церкви примкнуть, чтобы служить Богу? Выбор стоял между православием и той общиной пятидесятников, где крестился мой друг и где я успел побывать несколько раз. Себя, конечно, я считал православным, так же, как и большинство россиян — из-за того, что в детстве меня крестили.

В поисках ответов параллельно я начал посещать собрания пятидесятников и читать их литературу с другим своим другом. Пятидесятничество было необычным, со странными песнями об Иисусе Христе как лучшем друге. Но и православие меня не манило, оно ассоциировалось с пожилыми людьми и культом смерти. После некоторого раздумья я решил идти к пятидесятникам, чем обрадовал моего верующего друга. Про себя же я подумал, что уйду от пятидесятников, если мне не понравится у них.

Начать свою религиозную жизнь у пятидесятников было необходимо с обряда, который называется у традиционных пятидесятников и баптистов «покаянием». Этот обряд по форме мало схож с таинством покаяния как у православных, так и у католиков. Желающий покаяться должен после проповеди отозваться на призыв проповедника, выйти на середину молитвенного дома, где проходит собрание, и заявить, что хочет покаяться и примириться с Богом. Называть грехи никто от кающегося обычно не требует. После этого проповедник или пастор произносит молитву покаяния от лица кающегося и просит Бога простить грехи и принять.

  • Изгнание духа контроля православия

Выйти покаяться было совсем не просто психологически, и я несколько раз откладывал этот шаг, но благодаря обретенной вере все же решился. После молитвы пастор меня поздравил и вручил экземпляр Нового Завета с Псалтирью, а молодежный хор спел радостную песню.

После официального покаяния мой духовный статус в общине пятидесятников изменился, и я стал «приближенным» (к Богу, наверное). Статус «приближенного» напоминал статус оглашенного в древней церкви.

Как и все «приближенные», я не мог участвовать в Вечери Господней, проповедовать и голосовать на внутренних выборах, а также платить членский взнос. Примерно через полгода я крестился и стал полноправным членом общины.

Через несколько дней на одной из молитв я заговорил «иными языками» и этим удивил некоторых давно верующих братьев и сестер, так как многие верующие, уже крещенные в воде, раньше не могли получить такое духовное крещение и говорить иными языками. Сейчас этот религиозный опыт я считаю совершенно не мистическим, а вполне объяснимым явлением. Кому интересно, те могут найти книгу Н. Порублева «Феномен глоссалалии», где весьма хорошо раскрыт этот психический феномен, проявлявшийся в разных религиозных группах и церквах.

Опыт «знаменья иных языков», в которое верят пятидесятники, я получил на особом молитвенном собрании, которое происходило в малом зале молитвенного дома, после официального воскресного собрания. Там же собиралось то, что я называю «школой пророков». Дело в том, что кроме чудесных языков у пятидесятников практиковались разного рода «видения и пророчества». Пятидесятники считают, что Бог возродил духовные дары, описанные в Новом Завете, через пятидесятническое движение. Они верят, что практикуют пророчества, иные языки, исцеления, чудотворения.

За три года пребывания у пятидесятников я слышал о чудесах и сверхъестественном, но только происходило это где-то в Африке или США, или давно в Советском Союзе, во время религиозных гонений, но в реальности они не происходили. Я частенько ходил домой к так называемым пророкам и ничего сверхъестественного там не услышал и не увидел. Пятидесятников, имеющих эти дары, называют «сосудами», — они напоминают «старцев» у православных или экстрасенсов в представлении обычных граждан.

Не все общины пятидесятников имели пророков или наделенных «даром видений», поэтому верующие, чтобы услышать волю Божью, часто ездили в другой город или даже область. Обычно пророков вопрошали о своих бытовых проблемах: жениться ли, выходить ли замуж, по поводу учебы. Иногда происходили курьезные случаи, которые могли сильно повлиять на жизнь человека. Такой случай рассказывал один из епископов-пятидесятников, которого пригласили в семинарию на лекции по пастырскому богословию.

В одной церкви парень пришел из армии, и на молитве пророчица поведала ему волю Бога — взять замуж сестру N. Все было бы хорошо, но эта избранница была родной сестрой пророчицы и лет на 20 старше юноши. Сие совпадение насторожило многих, и внутри общины возникли разногласия. Одни считали, что пророчество от Бога и надо исполнить волю Божию, а другие указывали на родство пророчицы и избранницы. В связи с этим недоразумением попросили приехать епископа и разрешить конфликт.

Епископ спросил парня: если не учитывать пророчества, то испытывает ли он чувства к этой незамужней сестре и мог бы он взять ее в жены? На что жених ответил: какие чувства могут быть к ровеснице моей матери? Епископ решил, что пророчество ложное. Такой счастливый конец у этой истории, но были менее счастливые, когда кто-то женился по пророчеству.

Интересный момент с пророчествами и откровениями у пятидесятников неожиданно всплыл, когда я стоял уже на пороге перехода в православие. Это связано с историей об ИНН. Впервые об ИНН, штрих-коде и шестерках я прочитал в пятидесятническом журнале, и потом точно такие же истории появились в православной среде. Но у пятидесятников не было таких волнений: никто не сжигал свой паспорт и не отказывался от налогового номера.

В общине пятидесятников, где я «покаялся и обрел спасение», были свои пророки и получающие видения «сосуды». Также существовала местная «школа пророков». Обычно эта школа собиралась по четвергам, и прийти помолиться и получить откровение от пророка мог каждый член общины. Руководил школой пророков местный пресвитер, который имел дар видений, он же учил и как правильно толковать видения, пророчества, откровения.

И вот мы подходим к началу одного мистического случая, который приключился со мной и был связан с религиозными откровениями и видениями. Одним солнечным днем я включил радиоприемник на магнитофоне и, крутя колесико настройки каналов, услышал религиозную проповедь. То была передача местного краснодарского радио. Православный священник что-то говорил о нравственности и духовности, при этом никак не затрагивал тему межконфессиональных отношений, то есть не ругал сектантов, как это иногда бывает. Поэтому его проповедь ничем мне особо не запомнилась.

Вечером того же дня я решил посетить школу пророков, дабы получить новое «откровение от Господа», которое, как известно, печали не приносит, но обогащает. Пришел в молитвенный дом, где уже началась молитва. Все участники молитвенного собрания стояли в круге, и каждый использовал «глоссолалию», или «иные языки». (Как это происходит у пятидесятников, можно найти на YouTube.) Было очень шумно в том помещении — многие бормотали и кричали эмоционально. Но у меня что-то пошло не так, и я не мог подключиться к общей молитве. Непонятная тяжесть в солнечном сплетении не давала мне «пробиться» и, как говорят пятидесятники, войти в «присутствие Святого Духа».

В момент небольшого перерыва я подошел к учителю и пресвитеру, возглавлявшему это собрание, и пожаловался ему на препятствие в молитве. Он сказал мне, чтобы я пока молился, а он позже со мной помолится. Когда все разошлись, я помолился с ним, использовал те самые иные языки, как он и просил. После молитвы пресвитер заметил, что увиденное им видение является причиной той тяжести и отсутствия молитвенного настроя. Он сказал следующее:

«В видении я видел крест, но не простой, а такой, как на православном храме, с косой перекладиной. Смысл этого видения креста мне не понятен, но ты должен знать его значение».

И тут я вспомнил, что днем слушал по радио проповедь православного священника, и заключил, что именно эта услышанная проповедь и была тем препятствием на пути моей молитвы и вообще «духовного помазания». Конечно, будучи пятидесятником, происшедшее со мной я расценил как действие «духов злобы поднебесной», поскольку православие для большинства пятидесятников считалось церковью, подвергшейся духовной порче, и поэтому почти все, что исходило от православия, было для пятидесятников бездуховным или вообще сатанинским. Тогда для меня эта история была подтверждением, что православие не истинная церковь, а позже, когда я перешел в православие, имело ровно противоположное значение.

Интересная деталь в этой истории заключается в том, что я запомнил те ощущения тяжести и дискомфорта, которые тогда у меня были на молитве. Спустя некоторое время я ощутил нечто подобное, когда читал первую православную книгу — «Протестантам о Православии» диакона Андрея Кураева. Книга меня сильно привлекала своей информативностью и аргументами, которые потрепали мою веру в истинность пятидесятнического учения, личного толкования библейских текстов. После знакомства с трудом Кураева у меня возник интерес к истории и догматике православия, и сей интерес меня привел к переходу в православную церковь. Ну это уже другая история…

  • Бывший преподаватель Хабаровской семинарии Александр Борзых: В семинарии веру не обретешь, а скорее потеряешь
Публикации | Ошибка? Понедельник,7:55 0 Просмотров:53
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.