» » Склонение к медвмешательству: новый законопроект о здоровье детей призван защитить вакцинаторов от родителей

Склонение к медвмешательству: новый законопроект о здоровье детей призван защитить вакцинаторов от родителей

12
В Госдуме серьезно обсуждается новый закон о защите здоровья детей, разработанный еще 8 лет назад. Основные его авторы – глава Лиги защитников пациентов Александр Саверский и главный педиатр Минздрава Александр Баранов. Вот-вот он будет внесен на рассмотрение нижней палаты, и Саверский напомнил о документе в своем блоге, вызвав бурную дискуссию среди читателей. Корреспондент ознакомился с документом и в полной мере разделяет тревогу родительского сообщества – в его тексте скрыто множество подводных камней и закладок для принудительной детской медицины, продвижения прививок, а также поощрения абортов среди подростков. Авторы наверняка скажут, что хотели как лучше, что очень переживают за детей… но учитывая силы, которые начали яростно поддерживать документ, сейчас его надо, как минимум, замораживать и обсуждать в кругу независимых общественников.

Проекту федерального закона «Об обеспечении наивысшего достижимого уровня здоровья детей в РФ» посвящен целый сайт . Единый документ, комплексно защищающий здоровье детей, поручил разработать президент России еще в 2014 г. Желающие сделать это нашлись, только обсуждение долго шло в узких кругах, и вот теперь дело дошло практически до внесения в парламент. Давайте перейдем сразу к тексту – в том виде, в каком мы скачали документ на сайте, в открытом доступе.

«В случае, если в тексте настоящего Федерального закона упоминается «обеспечение наивысшего достижимого уровня здоровья детей», то в него по умолчанию включается обеспечение охраны здоровья и медицинская помощь. В ряде случаев, что следует из контекста, «обеспечение наивысшего достижимого уровня здоровья детей» следует воспринимать, как сферу деятельности, имеющую самостоятельное значение».

Нам сразу демонстрируют, что ключевая задача – обеспечить наивысший уровень здоровья детей. И в это понятие входит не только медпомощь, а фактически что угодно – оно имеет «самостоятельное значение». Тут надо отметить, что юриспруденция любит четкие, однозначно трактуемые нормы, а здесь все ровно наоборот. Ради «наивысшего уровня здоровья детей» можно предъявить очень много требований к родителям и ребенку, что мы ниже и увидим.

«Основными принципами обеспечения наивысшего достижимого уровня здоровья детей являются: неукоснительное соблюдение прав ребенка в сфере обеспечения наивысшего достижимого уровня здоровья детей».

Неукоснительное соблюдение «прав ребенка» предполагает наказание для несоблюдающих. С кого же будут спрашивать, если уровень здоровья того или иного чада не сочтут «наивысшим»? Далее этот принцип в документе раскрывается более детально.

«Дети независимо от их семейного и социального благополучия подлежат особой охране, включая заботу об их здоровье и надлежащую правовую защиту в сфере наивысшего достижимого уровня здоровья».

Формулировка «дети подлежат особой охране…» звучит аналогично «категориям граждан, подлежащим вакцинации» в календаре прививок по эпидпоказаниям. Эдакий ветеринарный подход, хотя опять же исключительно из добрых побуждений. Кто будет охранять их здоровье, понятно – государство в лице бюджетников: медиков, администрации школ, органов опеки.

«Обеспечение государством мер по наивысшему достижимому уровню здоровья детей имеет приоритет относительно обеспечения охраны их здоровья и медицинской помощи, а обеспечение государством мер по охране здоровья имеет приоритет относительно обеспечения медицинской помощи (внутренние приоритеты)».

Тут нам разъясняют, что абстрактный «наивысший достижимый уровень здоровья детей» стоит выше собственно охраны их здоровья и медпомощи. Но если главное понятие в документе не только и не столько про здоровье, тогда про что же оно? Читаем далее, авторы пытаются раскрыть, что есть «право детей на обеспечение наивысшего достижимого уровня здоровья»:

«Право на обеспечение наивысшего достижимого уровня здоровья детей включает в себя право на обеспечение:

системой обязательного образования, включающей в себя:

- навыки ведения здорового образа жизни;
- умение различать полезные и вредные факторы;
- подготовку подростков к семейной жизни».


Под соусом «подготовки подростков к семейной жизни» есть опасность внедрения секспросвета, а с целью пропаганды ЗОЖ и «умения различать факторы» следует ожидать в школах новых тестов и лекций по наркотическим веществам, алкоголю и т.д., что на самом деле расширяет воронку вовлечения в этот ужас.

«У ребенка, его родителей и законных представителей имеется право отказаться от обеспечения наивысшего достижимого уровня здоровья, включая охрану здоровья и медицинскую помощь, на любом их этапе и в любом объеме, за исключением случаев, указанных в ч.9 ст. 20 Федерального закона N 323-ФЗ от 21.11.2011. «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Указанным лицам сообщается о возможных последствиях отказа. Отказ оформляется в письменном виде. Отказ от подписания отказа может быть подтвержден иными способами - такими, как аудио- или видеозапись, свидетельские показания или иными способами, подтверждающими отказ».

Смотрите, как все сурово. Родителей предупредят о последствиях отказа. Правда, дисциплинарные меры за отказ не прописаны, но намек на них есть – последствий при полной добровольности дела быть не должно. Да еще и предлагается фиксировать всеми возможными средствами «отказ от подписания отказа». Весьма дальновидный юридический ход, нацеленный на судебные разбирательства и явно предполагающий, что каждого родителя поставят перед выбором. Если закон реально писался с целью защитить и успокоить всех детей и родителей, эффект получился противоположный.

«Статья 17. Возникновение права на обеспечение наивысшего достижимого уровня здоровья

Право на обеспечение наивысшего достижимого уровня здоровья возникает с момента наступления способности плода существовать независимо от организма матери.

С момента наступления способности плода существовать независимо от организма матери плод обретает статус ребенка и обладает соответствующими гражданскими правами, включая право на жизнь и на обеспечение наивысшего уровня здоровья».


На каком же этапе развития человека возникает способность плода существовать независимо от матери? В большинстве стран мира за основу взят срок 22 недель развития, когда эмбрион вне материнской утробы, как правило, можно спасти с помощью врачей. Это очень серьезный удар по современной эволюционной биологии и, разумеется, по традиционной христианской этике и морали. Экс-завкафедры эмбрионологии МГУ Владимир Голиченков в 2016 г. подписался под тем, что жизнь уникального отдельно взятого человека начинается с момента зачатия, и с этого момента ее необходимо законодательно защищать . С точки зрения Православия с детоубийством все понятно, а с учетом миллионного вымирания России вообще никаких вопросов не остается. Однако авторы данного документа рассудили иначе… С таким подходом не рожденных детей не спасешь, ежедневный кровавый грех граждан России не остановишь, демографию страны не поднимешь.

«Статья 23. Защита прав ребенка на наивысший достижимый уровень здоровья детей в случае нарушения этого права

-Каждый ребенок или его представитель в случае нарушения права ребенка на наивысший достижимый уровень здоровья детей имеет право на защиту.

-Защита прав и законных интересов ребенка осуществляется родителями (лицами, их заменяющими), а в случаях, предусмотренных Семейным Кодексом РФ, органом опеки и попечительства, правоохранительными органами, прокуратурой и судом.

-Прокуратура обращается с иском в суд в защиту права ребенка на наивысший достижимый уровень здоровья в случаях, если иные способы прокурорского реагирования не дали необходимого результата. В случае предъявления иска другим лицом, прокурор может поддержать исковое заявление.

-Должностные лица организаций и иные граждане, которым становится известно об угрозе жизни или здоровью ребенка, обязаны сообщить об этом в орган опеки и попечительства по месту фактического нахождения ребенка или в правоохранительные органы. При получении таких сведений правоохранительные органы, орган опеки и попечительства обязаны принять необходимые меры по защите прав и законных интересов ребенка».


С учетом подчеркиваемой авторами размытости понятия «наивысший достижимый уровень здоровья» перед нами полная правовая основа для массовых вмешательств в семьи – органами опеки, прокуратурой, школьными и медработниками и любыми «иными гражданами». В общем, это чисто ювенальные закладки из серии «для ребенка был достижим уровень здоровья и повыше, а у вас – не наивысший, так что вы не исполняете род. обязанности…»

«Право на охрану здоровья детей включает в себя право на профилактику болезней.

В целях профилактики отдельных инфекционных болезней в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения с согласия ребенка и в соответствующих случаях с согласия его родителей или законных представителей бесплатно могут проводиться профилактические прививки по эпидемическим показаниям, не входящие в национальный календарь профилактических прививок».


Бесплатные прививки по эпидпоказаниям, которые не входят в нацкалендарь – это как раз нынешняя поголовная (к счастью, добровольная) детская кампания по ковидным уколам. И если «право на охрану здоровья детей включает в себя право на прививки», как пишут авторы документа, не получится ли так, что отказ родителей от вакцинации превратится в ту самую «угрозу жизни и здоровью ребенка», по версии должностных лиц и иных граждан из пункта выше?

«Родители и законные представители детей обязаны:

не осуществлять действий, влекущих за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания;

в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, способствовать прохождению медицинских осмотров своими детьми и медицинскому наблюдению за ними».


Вот опять очевидный шажок к той же принудительной, ветеринарной медицине. По профильному закону 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья…» у законного представителя есть право отказаться от любого мед. вмешательства для ребенка, а тут предлагается внести норму, обязывающую «не нарушать права других на охрану здоровья». Под это очень легко можно подтянуть право каждого «надежно защитить себя от смертельно опасного коронавируса» и прочих экспериментальных новомодных болезней. То есть новая обязанность родителей явно войдет в противоречие с их законными правами из другого ФЗ. И это противоречие мамам и папам вряд ли нужно.

«Право ребенка на медицинскую помощь обеспечивается:

законодательным регулированием проведения операции искусственного прерывания беременности»


Продолжение все той же проабортной ориентации документа – несовершеннолетним всячески будут помогать с устранением «нежелательной» беременности. Хотя это состояние естественно для женского организма и не является болезнью или какой-то аномалией, которую необходимо оперативно купировать. И если этот механизм уже описан в других законах, зачем снова на него ссылаться? Очевидно, чтобы подчеркнуть его важность для авторов.

«…созданием условий для беспрепятственного доступа каждого ребенка к средствам профилактики и лечения болезней»

Средства профилактики болезней – это все те же вакцины, к которым (пока, к счастью, за исключением ковид-вакцин) с 15 лет каждый сможет получить доступ «беспрепятственно», без согласия родителей. Все для массовой детской вакцинации несовершеннолетних.

«Родители ребенка или лица их заменяющие обязаны заботиться о здоровье ребенка и в соответствии с законодательством несут ответственность за необеспечение права ребенка на охрану здоровья и безопасные условия жизни. Здоровье ребенка является предметом постоянного внимания родителей или их законных представителей.

Родители или лица их заменяющие обязаны уделять ребенку внимание, обеспечить ему уровень и качество жизни, необходимые для наивысшего достижимого уровня здоровья».


Здесь опять же переписаны известные нормы из Семейного Кодекса, при этом усилена часть об ответственности родителей за «плохую охрану здоровья». А в чем заключается «право ребенка на здоровье» и его нарушение, как мы хорошо знаем, определяют обычно органы опеки либо иные «третьи лица», которым надо докопаться до семьи каким-либо образом. Не менее странно сформулирован второй абзац этого отрывка, ведь ранее в законопроекте говорилось о том, что родители могут подписать отказ от битвы за абстрактный «наивысший достижимый уровень здоровья» ребенка. А тут уже говорится об обязанности его обеспечить для всех мам и пап, без вариантов. Очередной казус авторов.

Не можем не сказать пару слов о жизненной позиции одного из авторов законопроекта – главного внештатного педиатра Минздрава Александра Баранова. Это важно для понимания того, кому нужен данный документ и как он может быть использован. В сентябре 2021 г. Баранов сделал заявление:

«У нас добровольная вакцинопрофилактика. Вот я считаю, что, наверное, бывают периоды, когда от добровольной вакцинопрофилактики надо отказываться. На мой взгляд, та эпидемия коронавирусной инфекции, которая сегодня очень и очень серьезно вредит здоровью нашего населения, в том числе и детей, наверное, стоит подумать и вводить обязательную вакцинопрофилактику против коронавирусной инфекции и в том числе против коронавирусной инфекции у детей.

Сейчас в России процветает антивакцинальное лобби, на совести которого сотни болезней детских и летальных исходов, государству необходимо обратить на это лобби более пристальное внимание»,
– отметил Баранов .

Комментарии тут излишни. Но не лишним будет отметить, что второй основной автор документа – Александр Саверский – вроде бы занимает прямо противоположную позицию относительности обязательности впрыска под кожу экспериментальных ковид-субстанций. Саверский курирует ресурс , собирающий информацию об опасных, в том числе – летальных, последствиях ковид-вакцинации в России. Но в данном законопроекте их усилия с Барановым почему-то объединились.

Мы же не можем не напомнить читателям, что главпедиатр РФ Баранов вместе с супругой Лейлой Намазовой-Барановой был уличен в совершении преступлений, запрещенных Нюрнбергским трибуналом. Уличен, но, увы, не осужден. В репортаже НТВ рассказывается, как в 2005 г. врач организовал медицинские эксперименты с вакцинами над 112 волгоградскими детьми в возрасте от 1 до 2 лет. В результате пострадал как минимум один малолетний ребенок, у которого после введения экспериментального препарата пропала речь и возникло тяжелое заболевание. Прокуратура Волгограда возбудила уголовное дело и признала ребенка потерпевшим, однако позже дело замяли под давлением высшего руководства Минздрава России. А главный педиатр Волгоградской области Андрей Махов был уволен со своего поста за то, что выступил против совершения преступлений в отношении детей.

Еще один тревожный индикатор – на состоявшемся на прошлой неделе в Москве V Гиппократовском форуме «Актуальные этические проблемы здравоохранения и демографическая безопасность» депутат Госдумы Леонид Огуль с трибуны заявил о том, что представленный нами выше законопроект уже находится в профильном комитете парламента и вот-вот будет внесен на рассмотрение. А вот что вещал Огуль в апреле 2019 г. на круглом столе в Думе с говорящим названием «Отказ от вакцинации: серьезная угроза века» :

«Сегодня от 5 до 10% родителей не ставят прививки своим детям. Сами врачи не верят в пользу вакцинации и пропагандируют отказ от прививок. Почему это происходит? Как сказали наши коллеги из Минздрава – достижения медицины в борьбе с инфекциями усыпили в людях бдительность. Минздрав заявил, что будет работать над законопроектом, запрещающим распространять информацию против вакцинации, две крупные соцсети уже объявили, что будут бороться с антипрививочным контентом. Надо тщательно обследовать детей на предмет медотвода – должна быть четкая инструкция для этого и персональная ответственность. Давайте обсуждать введение обязательных, подчеркиваю – обязательных, паспортов прививок для детей», – высказался Огуль.

Полагаем, что эта речь также не нуждается в пояснениях. И нас не может не настораживать, что самые ярые адепты обязательной уколизации детей и подростков вроде Баранова и Огуля «внезапно» стали ярыми лоббистами нового законопроекта о детском здоровье.

А Александр Саверский, внесший немалый вклад в борьбу с ковидобесием и той же ковид-«вакцинацией», так комментирует сомнения противников документа:
«Народ из-за вакцин и ковида нервный, и приписывает всем вокруг преступные замыслы, включая разработку мною проекта закона «О здоровье детей». Общество недоверия обречено».

Тут можно заметить лишь одно – хорошим и правильным инициативам нам конечно очень хочется доверять. Однако делать это вслепую мы не привыкли – такие уж времена. И пристальное ознакомление с текстом ПФЗ говорит о том, что наш подход не подводит. Резюмируем – главной характерной чертой документа является фокус на необходимость государственной защиты «права ребенка на здоровье» в отрыве (а зачастую, что показывает практика – в противопоставлении) от прав родителей и семьи. Это типичная ювенальная технология, позволяющая манипулятивно убирать родителей в сторону от планов таких персонажей, как Огуль и Баранов. И не только их, разумеется.

В остальном законопроект не содержит принципиальных прорывов в области госгарантий защиты здоровья и не дает гражданам (детям) новых прав, которые гарантируются им в 323-ФЗ, Семейном кодексе и иных нормативных актах. Родительская общественность, очевидно, выступит против него единым фронтом – и будет абсолютно права.
Публикации | Ошибка? Вторник,8:55 0 Просмотров:55
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.