» » Священник Гинтарас Сунгайла прокомментировал увольнение: возможно, единственный выход — обратиться к Константинопольскому патриарху

Священник Гинтарас Сунгайла прокомментировал увольнение: возможно, единственный выход — обратиться к Константинопольскому патриарху

0

224

LRT.lt, Наталия Зверко

Митрополит Виленский и Литовский Иннокентий освободил от должности православных священников Виталиюса Моцкуса, Гинтараса Сунгайлу и Виталиса Даупараса.

В интервью LRT.lt священник Г. Сунгайла прокомментировал данное событие.

«Я знал, что украинская, греческая, белорусская общины хотят присоединиться к Константинопольскому патриархату, и я, как человек, разбирающийся в этих делах, хотел им в этом помочь своими знаниями, своими контактами. Сам я сомневался, переходить или нет, для меня важнее были мои прихожане, и это меня держало. А сейчас, когда у нас нет возможности служить, возможно, это единственный вариант — обратиться к Константинопольскому патриарху, чтобы он открыл тут приходы», — сказал Г. Сунгайла.

— Объяснили ли вам причину вашего увольнения?

— Я немножко расскажу предысторию, как все было. 24 февраля началась война в Украине и со стороны нашей церковной власти была некоторая тишина — всех священников просили никак не высказываться о войне и вообще о ситуации в Украине. Так вот, тогда, в начале марта, было совещание всех священнослужителей и я, и не только я, и другие некоторые священники подали прошение, что так как патриарх Московский и Всея Руси Кирилл поддерживает войну, то мы не можем его поминать как великого господина и отца нашего. И если надо будет так далее его поминать, то тогда мы согласны уйти. Так вот, изначально митрополит объявил свое обращение (с осуждением войны — ред.) и изначально он шел на уступки.

— Вы имеет в виду митрополита Иннокентия?

— Да. Митрополит Иннокентий шел на уступки, и он разрешал на некоторых службах не поминать патриарха. И в принципе это был такой компромисс. А вчера по неизвестным причинам что-то резко изменилось, и он подписал эти наши прошения и уволил нас троих.

Единственное, что отцу Виталию Моцкусу «инкриминируют», это то, что он высказывался публично против войны, но он это сделал как бы с благословения митрополита. Но он ничего не писал и не просил, чтобы его уволили. В нашем случае немножко все было по-другому, потому что мы говорили, что если надо поминать патриарха Кирилла, то мы готовы уйти, и нам, грубо говоря, сегодня сказали, что если так, то и уходите.

— Но 17 марта сам митрополит Иннокентий распространил свое заявление, что он не согласен с позицией патриарха Кирилла и сам высказался против войны. Это было довольно такое эмоциональное заявление. Как это вяжется с его теперешним действиями?

  • Литовский митрополит (МП): Мы решительно осуждаем войну России против Украины

— Этого я не понимаю, тут могут быть только какие-то догадки. Может, кто-то с Москвы надавил? Не знаю. Только догадки остаются. Вот он сегодня говорил, но не сказал, что это прямая причина. Но он упоминал, что мы неправильно сделали, ведь он якобы сказал всем священнослужителям, что нельзя говорить на тему украинской войны и так далее. Но мы в социальных сетях высказывались, осуждали позицию патриарха, осуждали войну.

Что касается увольнения В. Моцкуса, то митрополит говорил, что это случайно совпало. Но в это трудно поверить, что так уж совпало в один день, что все эти указы…

— Вышли в один день?

— Да, сразу в один день. Я думаю, что-то резко изменилось. Можно догадываться, может быть, какое-то давление было.

И еще такой момент, что мы, скорее всего, будем не единственными уволенными. Потому что подобные нарушения, связанные с нежеланием поминать патриарха, совершали и другие священнослужители. И потому, скорее всего, будут новые увольнения. Хотя, может быть, сейчас испугаются и сделают паузу.

— А сколько таких священников было?

— Вообще не согласных с позицией патриарха примерно 10 человек из 60 в Литве. Но много и таких, которые меня упрекали за то, что для меня Бандера герой, что я надел значок украинского флага в форме сердечка, что я выражаю солидарность с украинскими нацистами и так далее.

— Вас упрекали другие священнослужители из вашей же епархии?

— Да.

— То есть можно говорить о каком-то расколе среди ваших коллег?

— Да, это очевидно. И очень много таких промосковских и негативной реакции по отношению к нам. Кроме того, не все поддержали послание митрополита. Примерно эти 10 человек и поддержали это обращение, но было много людей, которые возмущались, как так можно.

Но у нас среди прихожан, среди верующих наших, было много людей, которые, наоборот, говорили, как вы можете молчать, когда такое происходит.

Для меня это дело совести, и если не получается устранить противоречий, идущих вразрез с совестью, я не могу служить.

…Что касается дальнейших планов, то сначала просто хочется успокоиться, помолиться Господу, обдумать ситуацию.

Я уже слышал такие комментарии от журналистов, что мы ушли якобы для того, чтобы позвать сюда Константинопольский патриархат, но это неправда. Ведь мы хотели остаться до конца и говорили с митрополитом, чтобы искать какой-то компромисс, но планов переходить в Константинопольский патриархат у меня лично не было.

Я знал, что украинская, греческая, белорусская общины хотят присоединиться к Константинопольскому патриархату, и я как человек, разбирающийся в этих делах, хотел им в этом помочь своими знаниями, своими контактами. Сам я сомневался, переходить или нет, для меня важнее были мои прихожане, и это меня держало. А сейчас, когда у нас нет возможности служить, возможно, это единственный вариант — обратиться к Константинопольскому патриарху, чтобы он открыл тут приходы.

Нас обвиняют, что мы кого-то смущаем, вводим в соблазн, но дело в том, что сами люди верующие, да и новые беженцы — они смущаются Московским патриархатом, его заявлениями и они поднимают эти темы о присоединении к Константинопольскому патриархату. Это не священники придумали. Но сейчас, когда нас выталкивает из Московского патриархата, это один из вариантов, который мы будем рассматривать.

— Но все-таки, если вернуться к вашему увольнению, вам все-таки объяснили причину или они просто подписали ваше прошение?

— Они подписали и еще так сказали — вот видите, вы сами просили и мы подписали. И поставили в упрек, что, вот, мы просили никого не высказываться, а вы все равно высказывались против патриарха Кирилла.

— А сам митрополит Иннокентий что-то говорил или от него нет никаких комментариев?

— Когда мы встретились, он говорил больше о духовном, о вечности.

— В такой момент — и о вечности?

— В принципе я с его обращением (сделанным 17 марта — ред.) полностью согласен, также и с большинством вещей, которые он высказывает. Я его очень уважаю и потому мне кажется, что это больше внешнее давление, потому что он как раз был всегда очень адекватный. Но, к сожалению, в церковной реальности этого нет. Это какое-то двуличие.

— Сообщалось, что синод Московской Патриархии создал новое учреждение — так называемую Коллегию по епархиальным делам ближнего зарубежья. Вам что-нибудь об этом известно?

  • «Создать в структуре МП Управление по делам епархий в странах ближнего зарубежья»

— Пока никому толком ничего не известно. Просто было решение синода, митрополит Павел, который был назначен главой этого отдела, должен создать устав, рабочий план. И больше пока ничего не известно. Все ожидают, что будет дальше.

Фото: Г. Сунгайла (справа) / 4J. Stacevičiaus/LRT nuotr.

Публикации | Ошибка? Суббота,12:00 0 Просмотров:54
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.