» » О мотивации доносов

О мотивации доносов

29

31

Автор — доктор исторических наук, профессор, действительный член Академии военных наук РФ. 

«Мы без конца проклинаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов? Дзержинский? Ежов? Абакумов с Ягодой? Ничего подобного. Их написали простые советские люди».

Сергей Довлатов

Согласно монографиям об истории доносительства в России, эта черта была присуща еще жителям формировавшегося древнерусского государства. В качестве одной из государственных скреп донос утвердился при Иване Грозном.

Доносы как форма связи субъекта и государства появились на законодательном уровне в России в Соборном уложении 1649 г., они называются «великими государевыми делами». О государственном преступлении можно было заявить любому свободному человеку, произнеся выражение «слово и дело», что свидетельствовало о готовности донести.

Под страхом смертной казни была установлена обязанность доносить о преступлениях против царя, его здоровья и чести, и о бунте и измене. Объявление слова и дела было чрезвычайно распространено в XVIII веке: никто не был спокоен даже в собственной семье, так как члены семьи, опасаясь за собственную жизнь в случае недонесения, часто «сказывали» один на другого слово и дело; политические доносчики сделались бичом того времени.

Только при Екатерине II были приняты некоторые меры для ограждения тех лиц, против которых делается донос: доносчика спрашивали, имеет ли доказательства; если он не имел доказательств, то его следовало посадить под караул на два дня без пищи и питья.

Чем-то «неподобающим» дворянскому сословию доносы сделались только с начала XIX в., но это не значит, что они исчезли совсем. Доносили, и по всякому поводу, в том числе, если доносчику казалось, что человек «отступил» от «правильной» веры — православия. За это полагалось наказание.

Советская эпоха — это время расцвета доносов. Много доносов в период сталинизма было сделано из страха. Любой человек, который слышал неосторожно сказанное слово и не сообщил об этом, мог поплатиться сам. Членов партии, которые не могли отыскать «врагов народа» среди своих знакомых, «прорабатывали» на собраниях за «недостаток бдительности». Другие причины доносов в то время — материальная заинтересованность и продвижение по службе. В первом случае доносчик мог получить жилплощадь, во втором — должность человека, на кого доносил.

Сейчас тема доносов вновь весьма актуальна, и наши сограждане массово вспоминают этот жанр. Для меня как ученого интересна мотивация доносчика. Если в 20-50-е гг. ХХ в. они получали за это какие-то материальные «дивиденды» и продвижение по службе, то ныне это только моральное удовлетворение, мотивированное «сверху», а также пропагандой.

Пропаганда в последнее время возбудила в наших людях не самые лучшие чувства и инстинкты. Такое многократно было в нашей истории. Когда нечем повысить жизненный уровень населения — надо найти врагов, желательно и внутренних, и внешних. И подсказать, что власть старается, но враги мешают. Избавимся от врагов — и сразу будет всем счастье, заживем и лучше, и веселей. Только та же история подсказывает ровно противоположное. Советские люди зажили «по-человечески» только с прекращением этой позорной и постыдной практики, с прекращением массовых доносов и их следствия — массовых репрессий, то есть с середины 50-х гг. ХХ в. (при этом доносы не исчезли из жизни советского общества, но из-за отсутствия материальной мотивации заметно сократились).

Интересно, что того же Н.С. Хрущева, остановившего вал репрессий и переселившего людей из бараков в дома с удобствами, советские люди в массе своей не жаловали. А вот Сталиным восхищались.

В последнее время мотивированные пропагандой люди доносят все чаще и чаще. Это их нравственный выбор и дело их совести. Лично мне эта тема интересна как церковному историку — достоверно известно, что доносят даже по таким поводам, как публикация в «антиправославных», по мнению доносчиков, изданиях, и на авторов «антиправославных» (по мнению доносчиков) публикаций.

Характерно, что большинство современных доносчиков — сторонники «сильной руки». Объясняю это тем, что страна не вылечилась от советских комплексов, тем более большинство доносчиков сейчас — это немолодые люди.

В годы Большого террора писали в основном анонимки, и имена доносчиков можно узнать из архивных данных. Сегодня доносы пишут открыто, бравируя этим. Эти доносы, или угрозы доносов, можно найти в соцсетях.


Вне всякого сомнения, донос нарушает и библейские, и христианские заповеди, а также нормы нравственности и морали. И требует перестройки мировоззрения личности. Но для доносительства мало личной психологической предрасположенности, на число доносов влияют социальные условия, способствующие их распространению.

В силу определенных личных обстоятельств тема доносов очень заинтересовала меня, поэтому, не ограничиваясь рамками этой публикации, собираю материал для научного труда.

  • Редакция РНЛ написала публичный донос на игумена Петра (Мещеринова)
  • «Сообщить о деятельности соседа в полицию»: иеромонах Макарий (Маркиш) рекомендует доносить на СИ
  • Чем донос отличается от жалобы?
  • Доносы и корпоративность как стиль внутриепархиальной жизни РПЦ
  • Вы — все те, кто творит неправый суд, совершает политические убийства, пишет доносы — вы творите зло!
Публикации | Ошибка? Понедельник,7:00 0 Просмотров:67
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.