Зов Тимонихи

9
О книге Геннадия Сазонова «Сияние слова Василия Белова» …
Получил из Вологды от Геннадия Сазонова подарок – его книгу «Сияние слова Василия Белова. Встречи, беседы, воспоминания». Из переписки я знал, что автор, родственно связанный с андреапольским краем (здесь родился его отец), работал над этой книгой не первый год. 
Состоящая из «тетрадей» - Грязовецкой, Вологодской, Харовской, Петербургской, Зарубежной, книга представляет собой органически целостное описание различных этапов жизни писателя. Подумалось: «Как это здорово, что в Вологде были и есть такие духовные стержни как Василия Белов, Николай Рубцов! А еще - Сергей Викулов, Ольга Фокина, Александр Романов…» Не поддельные «бренды», какие, например, пытались создать (и тупо продолжают это делать) в Твери, не «граждане мира», а самобытные русские таланты, плоть от плоти часть своего народа. 
Геннадий Сазонов не злоупотребляет литературоведческими отступлениями. Для него было важнее показать Василия Ивановича в общении с земляками, в конкретных житейских обстоятельствах, что подчеркнуто в предисловии: «Раскрыть личность, увидеть Василия Белова живым, непосредственным, каким он был на самом деле, - цель моей книги» В ней много ранее неизвестных широкому читателю подробностей из биографии Белова, которые, в общем-то, и определили его творческую судьбу.
Не получи он отказ из мореходного училища, пройди успешно собеседование в музыкальном училище, не повстречай проницательного редактора районной газеты в городе Грязовец Петра Неклюдова, заявившего: «На свой страх и риск беру тебя в редакцию», или дай согласие учиться в Высшей партийной школе, страна, возможно, не имела бы великого писателя. Однако при всех житейских перипетиях какая-то незримая сила вела Белова к единственно верному выбору – в Литературный институт им. Горького. Поступил он туда без особых проблем, потому как по представленным его стихам было видно – в литературный мир явился человек незаурядный. 
В сокровищницу русской литературы вошли повести Василия Белова «Привычное дело», «Плотницкие рассказы», романы «Кануны», «Все впереди», «Год великого перелома», книга очерков о народной эстетике «Лад», другие прозаические произведения. Но в институте он занимался в поэтическом семинаре Льва Ошанина, и в душе всегда оставался поэтом. Внимательные читатели, конечно же, заметят: для его прозы  характерно поэтическое восприятие мира, что лишь подчеркивает ее исключительность и неповторимость. Да и беседа Г. Сазонова с супругой Василия Ивановича Ольгой Сергеевной Беловой не случайно озаглавлена ее словами «Нас поэзия связала…»
Большая часть фактов и ситуаций из главы «Далекая заря» («Грязовецкая тетрадь») увидели свет впервые, о них даже друзья Белова не знали. Беседа «Зимой в Париже» с Ольгой Беловой прежде тоже нигде не публиковалась. Немало трогательных откровений в заметках «Мне стало жаль ее…» - о поездке Геннадия Сазонова к Василию Ивановичу в Тимониху и о том, как писатель с помощью друзей кинооператора Анатолия Заболоцкого, академика живописи Валерия Страхова, других добрых людей восстанавливал в родной деревне православный храм. 
- Третье лето я строю церковь, - просто, буднично рассказывает Василия Иванович. - Когда я увидел, что ее растаскивают, мне стало жаль ее. Тогда еще лес и кирпич были не очень дорогими. Я на полученный гонорар купил все и привез сюда в Сохту…
К слову, и другой выдающийся русский писатель (ныне замалчиваемый либералами) Иван Васильев, с которым Белов был в дружеских отношениях, поступил подобно же, возведя на Ленинскую премию в великолукских Борках литературно-художественный музей Великой Отечественной войны, картинную галерею, школу экологического просвещения. Следующим объектом должна была стать церковь. Увы, не успел Иван Афанасьевич осуществить задуманное. 
Мало сегодня таких писателей. И, увы, все больше смотрящих на родину потребительски. Одержимых желанием брать от нее. Но – ничего не отдавать. Жизнь обделила их чертами крестьянской нравственности – бескорыстия, справедливости, скромности, отзывчивости на чужую беду. Не было у них своих Тимоних, своего «домика с веником у порога». Ничего этого им, собственно, и не нужно, зато неизменны их тяга к деньгам, славе, гламурным тусовкам и прочей мишуре, чуждой русскому мироощущению.
Именно она, деревня Тимониха, что Харовском районе Волгодчины, всегда оставалась для Василия Ивановича источником и вдохновения, и страданий. Ведь в ней, как в зеркале, отразились напасти, ниспосланные на долю русской провинции. С болью наблюдал Василий Иванович, как зарастают поля, рушатся фермы, происходит отчуждение человека от земли, от краеугольных основ русской жизни, а вместе с этим истончаются нравственные основы бытия. Об этом представленный в книге большой цикл бесед Геннадия Сазонова с Беловым «Судьба деревни», где Василий Иванович бескомпромиссно заявляет: 
- Не любить крестьянство значит, не любить самого себя. Так получается! И уничтожение крестьянства, ликвидация крестьянства – это равносильно тому, что человек рубит сук, на котором он сидит… 
Душевный камертон собеседников настроен на одну волну. Это неудивительно. Геннадий Сазонов, которого я знаю с молодых лет, тоже воспитывала русская провинция. И поколесил он по ней, будучи собкором - сначала «Калининской правды», а затем - ведущих центральных газеты страны, изрядно. 
Особая тревога у Василия Ивановича за русское слово. Пожалуй, актуальнее, чем прежде воспринимаются его слова в ответах на вопросы Сазонова (беседа «Душа жива в слове»): 
 
- Родное слово в полноте своей выражает все духовное и эмоциональное состояние человека. С этих позиций и необходимо вести борьбу против повсеместного распространения иностранной лексики. На мой взгляд, прежде всего нужно спасать кириллицу. Наш разгром идет с того, что кириллицу вытесняет латинский шрифт. Порабощение народа начинается  с отвержения родного языка, с раздвоения культуры…
Не оставит читателя равнодушным подборка «Мозаика будней» из «Вологодской тетради», где Белов открывается в различных эпизодах. Привлекательна своей непричесанной откровенностью запись его беседы с поэтом, ученым, профессором Санкт-Петербургского университета Рональдом Нелепиным. В канву повествования естественным образом вписывается стихи Василия Ивановича. И, конечно же, подкупают доверительный стиль, точный, выверенный язык Геннадия Сазонова. 
«Думаю, читатели воспримут «тетради» как роскошную книгу!» - этими словами завершается послесловие Ольги Беловой «Даже я узнавала впервые…» Не сомневаюсь, так и произойдет. Спасибо Геннадию Сазонову за его содержательный труд, последнюю страницу которого закрываешь не без мыслей о состоянии русской литературы и судьбе русского писателя. 
Либералы, во многом определяющие сегодня в России литературную политику, пытаются внушить народу, что «почвенничество себя изжило», а значит, прошло время таких писателей как Василий Белов. В качестве альтернативы они преподносят, «раскручивая» в СМИ, тупиковые идеалы. Порой настолько искусно облаченные в оболочку псевдопатриотизма, что кое-кто поддается искушению воспринять «выгодников»-приспособленцев за настоящих писателей-патриотов. 
Но нет! Время Беловых не ушло! Пока жив русский народ, жив и его запрос на подлинную национальную литературу. Подвергаемая замалчиванию, подменяемая всевозможными симулякрами, она, рано или поздно, пробьется сквозь разрушительные поросли массовой псевдолитературы, заявит о себе в полный голос, явив миру новых выдающихся творцов. 


Валерий Кириллов, г. Андреаполь
На снимке: Геннадий Сазонов (справа) с первым секретарем Союза писателей РФ Геннадием Ивановым на открытии (в рамках IV Всероссийских «Беловских чтений») первого в России памятника Василию Белову в г. Харовске 25 октября 2017 г.
 

 
Публикации | Ошибка? Вторник,13:55 0 Просмотров:78
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.