» » «Большая потеря для всего кряшенского народа»

«Большая потеря для всего кряшенского народа»

32
На 62-ом году жизни отошел ко Господу настоятель кряшенского прихода города Казани митрофорный протоиерей Павел Павлов …
«Большая потеря для всего кряшенского народа»

Вчера на 62-ом году жизни отошел ко Господу настоятель
кряшенского прихода города Казани, благочинный кряшенских приходов
Татарстанской митрополии митрофорный протоиерей Павел Павлов, сообщает
информационно-просветительский сайт
Татарстанской митрополии «Православие в Татарстане».


«Отец Павел Павлов скончался после продолжительной тяжелой
болезни, - уточняет издание "Туганайлар".
- Его уход - большая потеря для всего кряшенского народа. Для многих он был
наставником, духовным отцом. Отец Павел отличался глубокими познаниями в разных
областях, прекрасной эрудицией. Его уважали и любили не только кряшены, но и
другие народы. На протяжении многих лет Отец Павел был священником храма
Тихвинской иконы Божией Матери в Казани. К нему приходили за советом, ему
изливали душу. К каждому прихожанину отец Павел относился с почтением и
любовью. Он умел выслушивать и наставлять людей на путь истинный».


Отец Павел окончил обычную русскую школу в Нижнекамске, в
нелегкое советское время поступил в Московскую духовную семинарию, а затем в
академию. Именно он стоял у истоков возрождения кряшенской общины в Республике
Татарстан. Отец Павел переводил библейские и литургические тексты на кряшенский
язык, сохраняя традиции, заложенные известным миссионером Николаем Ивановичем
Ильминским.


В 2017 году, накануне 60-летия, отец Павел дал большое интервью
Татарстанской митрополии. со дня рождения отца Павла, мы побывали в гостях у
священника и побеседовали с ним о его жизни и пастырском служении.


«Мои родители были верующими, - вспоминал пастырь, - поэтому
мы постоянно посещали храм, хотя он находился неблизко - в двадцати километрах
от нашего дома. Автобусы туда не ходили. У моего отца и у меня не получалось
каждое воскресенье ходить в церковь, а мама ни одной воскресной службы не
пропускала. Возможно, именно это сыграло роль при выборе дальнейшего пути. Настоятель
храма, который мы посещали, относился ко мне с большой любовью: всегда выделял,
поощрял, давал возможность стоять на клиросе. Читать на службе я стал довольно
рано. Помимо шестопсалмия, читал и Апостол».


«Наверное, все шло из семьи, - полагал батюшка, - где все
были верующими - отец, мать, бабушка, дедушка. Поэтому мое решение поступить в
семинарию все приняли как должное. И даже директор, которого на каждом
педсовете ругали за мою нетипичность, не удивился моему выбору».


Также священник рассказал, как 30 лет тому назад впервые
отслужил Литургию на кряшенском языке. «От меня тогда мало что зависело, если
честно, - признался пастырь. - Я в то время являлся настоятелем молитвенного
дома в городе Волжске. Сменивший архиерея Пантелеимона владыка Анастасий
сказал, что в Казани есть верующие кряшены, которые хотели бы исповедоваться на
родном языке. Кажется, даже собирались подписи за проведение служб на
кряшенском языке. 9 декабря 1989 года я совершил в Волжске последнее
богослужение, а 23 декабря того же года я отслужил первую Литургию на
кряшенском языке в Покровском соборе на улице Баумана. Владыка Анастасий тогда
молился в алтаре, и я видел, что это было не простое любопытство, а искренняя
молитва. Та Литургия не была разовым мероприятием и самодеятельностью - я
совершал богослужение по благословению правящего архиерея, тем более что и сама
инородническая деятельность была в свое время одобрена Святейшим Синодом. Мы
ничего нового не придумали - богослужения на инороднических языках начались еще
в 1869 году. Мы просто возродили все это. Когда было объявлено о Литургии на
кряшенском языке, некоторые верующие приносили книги и ноты. Тогда еще жива
была община иеромонаха Алексия (Маринина), который в советское время сплачивал
вокруг себя кряшен. Вся эта деятельность возникла не на пустом месте».


Отец Павел подчеркнул, что «в возрождении церковной жизни
есть огромная заслуга моих предшественников - иеромонаха Алексия (Маринина) и
отца Ильи, принявшего монашество и ставшего игуменом Ионой. Они старались,
чтобы кряшены оставались православными. Несмотря на безбожное время, кряшены
венчались и крестили детей. Когда появилась община, то многие верующие пришли в
наш храм. Однако не все: некоторые бабушки по привычке продолжали ходить в
Никольский собор и храм Ярославских чудотворцев. Мы же объединили тех, кому
нужна была наша православная семья. Конечно, и к нам приходили и пожилые - те,
кто в советское время не боялся ухаживать за могилами почивших кряшенских священников,
Николая Ивановича Ильминского и его супруги - Екатерины Степановны. У нас
никогда не было профессиональных хоров и чтецов. Мы сами пели, сами читали,
сами готовили просфоры. Члены общины сами всем занимались, поэтому мы и сейчас
живем безбедно. Территория у нас довольно большая. После постройки храма стали
обустраивать дома».


Пастырь рассказал и о нелегком труде переводчика Священного
Писания.


«Мы должны были совместно с Российским Библейским обществом
продолжить ту переводческую деятельность, которая остановилась из-за
Октябрьской революции, - вспоминал священник. - Последние переводы на
кряшенский язык были сделаны накануне Первой мировой войны. Есть даже
публикации, в которых говорится о том, что были готовы переводы всего корпуса
Нового Завета, однако в свет они так и не вышли из-за революции. Потому и
Российское Библейское общество, и мы были заинтересованы в том, чтобы появилось
Священное Писание на кряшенском языке. Я нашел для проекта переводчиков, редакторов
и носителей кряшенского языка. Объединившись с петербургским отделением, мы
осуществили перевод. Переводить Новый Завет мы начали в 1997 году, а завершили
в 2005-м. Перевели Деяния и Четвероевангелие, а затем взялись за Соборные
послания, послания апостола Павла, Откровение. В это же время тексты
переводились на удмуртский и татарский, и многие говорили, что татарский
перевод делается для нас, но у нас был свой перевод. Татарский перевод не
соответствует нашей речи, нашей ментальности, нашим понятиям - там даже
орфография другая. Нам нужен был текст с церковно-кряшенской терминологией.
Помимо книг Нового Завета, мы перевели все ветхозаветные книги, используемые за
богослужением. Книгу Бытия в свое время переводил еще Николай Иванович
Ильминский. Кроме того, была переведена Книга премудрости Иисуса, сына
Сирахова. Сейчас у нас есть все переводы, необходимые для Литургии».


«Настоящая жизнь христианина идет в Церкви, - отмечал отец
Павел. - Очень подпитывает литургическая жизнь. Я никогда не был одинок -
всегда чувствовал поддержку людей. Я бы даже сказал, что жил в атмосфере
людской любви. Кряшены очень похожи на тех людей, которые в свое время готовы
были отдать апостолу Павлу свой глаз. В такой же любви жил и я. Если бы я делал
что-то, что никому не нужно, то остался бы один. Харизма священническая тоже
ведь не зря дается. В общем, жаловаться мне на что».


«Я всю свою жизнь посвятил служению Христу, поэтому желаю
всем держаться за Него и не упускать Его из виду, - призывал пастырь. - Нужно
делами подтверждать свою веру. Нужно помнить о том, что единственной
канонической Церковью на земле является Православная Церковь, и нет ничего
другого, что могло бы быть здесь раем. И русскоговорящих, и кряшенов Господь
привел к Себе, поэтому мы все должны держаться Христа. В этом радость. В
молитве говорится: "Русь святая, храни веру православную, в ней же тебе
утверждение"».

Публикации | Ошибка? Пятница,10:01 0 Просмотров:19
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

d