» » Первый триумф российского флота

Первый триумф российского флота

60
Президентская библиотека раскрыла раритетные документы, рассказывающие о сражении при мысе Гангут …
Первый триумф российского флота

Сегодня исполняется 305 лет баталии при Гангуте. Эта битва является одной из самых
значимых побед русского Военно-Морского Флота, и именно она навсегда закрепила
за нашей страной статус морской державы, рассказывается в материале
Президентской библиотеке, поступившем в редакцию «Русской народной линии».


В цифровом фонде
Президентской библиотеки содержатся раритетные документы, книги и видеолекции, рассказывающие о сражении
при мысе Гангут.


«Наступило прекрасное
летнее утро... и на море стоял мёртвый штиль. Шведския суда стояли вогнутой
линией; в середине находился флагманский корабль. Наши галеры построились в три
колонны; авангардом командовал сам царь». Приведённые строчки из книги М. А.
Лялиной «Подвиги
русских адмиралов Петра Михайлова, Спиридова, Ушакова, Сенявина, гр. Гейдена,
Лазарева, Нахимова, Корнилова и их сподвижников»
(1900) как нельзя
лучше передают атмосферу последних минут перед битвой.


Если не знать тонкостей
истории, трудно поверить, что многие мельчайшие обстоятельства, в том числе
даже утренний штиль, были учтены Петром Великим. Он сам, при помощи
генерал-адмирала графа Фёдора Апраксина, разрабатывал и затем проводил
наступательную операцию. По сути, план действий тщательно составлялся в течение
нескольких лет.


...В начале войны с Карлом XII Россия не располагала достаточными
морскими силами, чтобы противостоять шведам. Но это не остановило Петра I. Об этом читаем
у В. Г. Гончарова в книге «Гангутский бой 27 июля 1714 г.: к
200-летнему юбилею морской победы при Гангуте»
(1914): «В первую
очередь царь решил захватить берега Финского залива, которые искони
принадлежали нам, но были захвачены шведами в тяжёлую годину междуцарствия. Однако
одной армией нельзя было завладеть берегами, которые мог всегда защитить
неприятель своим большим флотом. Необходимо было и России иметь морскую
силу, способную сразиться со шведами в их родной стихии».


Первым делом, освободив от
неприятеля устье Невы, Пётр в 1703 году основал Санкт-Петербург - будущую
российскую столицу и первый морской порт в Финском заливе. Также по указу государя
на Белом море - в единственном на тот момент нашем порту - началось активное
строительство флота.


Всего за 10 лет русские
кораблестроители достигли серьёзных успехов, которые начали беспокоить
шведского короля. Именно такой срок потребовался Петру I для подготовки к решающему сражению
с неприятелем за западные границы нашего государства. Самодержец хотел знать
решительно всё, потому что верил: успех сражения зависит от профессионализма.
Вот что пишет
о подготовке к баталии при Гангуте Лялина: «Весной 1714 года в Кронштадте
снаряжались два флота, корабельный и гребной. Царь Пётр, начавший службу под
именем Петра Михайлова с бомбардира и дослужившийся до шаутбенахта
(контр-адмирала), командовал корабельным флотом, генерал-адмирал граф Апраксин
- гребным».


В это время, сообщает
Гончаров, главнокомандующий нашим флотом граф Апраксин проводил разведки вблизи
позиций врага. Это давало весьма ощутимую пользу: «Он подробно доносил Государю
и высказывал свои соображения по поводу предстоящих военных действий. Между
прочим, граф Апраксин предлагал выждать полный штиль (безветрие), который часто
бывает летом, и тогда, зайдя в море, обойти неприятельский корабельный флот,
вне его выстрелов. Штиль давал гребному флоту возможность быстро передвигаться
в то время, когда парусные корабли принуждены были стоять на месте».


Император же занимался
подготовкой личного состава. «Царь... выходил с кораблями в море и производил
различныя учения», - сообщается в издании «Гангутский бой...».


Оценив ситуацию с
передвижениями шведов, Пётр Великий решил обойти вражеский флот на галерах - но
не по морю. Корабли должны были перебросить по суше с южного берега Гангутского
полуострова к северному. Таким образом, наш гребной флот оказался бы в тылу
врага. Но всё сложилось иначе. Командование шведскими силами резко изменило
тактику, что заставило идти в атаку морским путём.


Расстановка сил в будущем
сражении казалась крайне успешной для российского гребного флота: у нас было
около 100 галер против 10 кораблей неприятеля. Однако, подчёркивает
Гончаров, полагаться на это было бы ошибкой: «Численное превосходство русских, на
первый взгляд, подавляющее, ослаблялось в сильной мере присутствием у шведов
артиллерии большого калибра. Наши орудия, разбросанныя на многих судах, большею
частью однофунтовыя, не могли состязаться с пушками неприятеля. Оставалось
единственное средство - абордаж, но и оно представляло большия трудности из-за
высокобортности шведских галер и фрегата».


Было решено идти на прорыв
мимо эскадры королевского флота Швеции. Причём сделать это так, чтобы наши
корабли прошли вне досягаемости пушек противника. И это удалось! А затем настала
пора ударить по основным силам врага, которыми командовал адмирал Эреншёльд.


«Было около 2-х часов
дня, когда под белым флагом приблизилась к шведскому отряду русская галера с
генерал-адьютантом Государя Ягужинским. В разстоянии одной корабельной длины
она остановилась против фрегата „Элефант", у трапа котораго стоял Эреншёльд. На
предложение Ягужинского сдаться на милость победителей последовал решительный
отказ, а на предупреждение, что в бою пощады не будет, шведский адмирал гордо
ответил: „Я никогда в жизни не просил ея"», - рассказывает автор
вышеупомянутой книги.


Началась ожесточённая
битва. Она длилась около трех часов. В абордажных схватках, в первых же рядах -
плечом к плечу с матросами, дрался сам Пётр I, личным примером ободряя людей...
Шведы в храбрости не уступали: силы им придавала оскорблённая гордость воинов,
давно привыкших к боевой славе в морских боях. Но вскоре стало понятно: натиск
русских моряков не сломить. И корабли адмирала Эреншёльда один за другим стали
спускать флаги. Это был удар, после которого невозможно оправиться.


«Контр-адмирал Эреншёльд,
весь израненный, бросился в море, но был поднят нашими людьми и доставлен на
галеру царя. Пётр, уважая храбрость в своём противнике, оказал Эреншёльду
всевозможное внимание, сам старался привести его в чувство и потом при каждом
случае с похвалою отзывался о его храбрости и примерном исполнении долга», - так
описаны итоги Гангутской баталии в издании «Подвиги русских адмиралов...».


Что касается значения боя
для нашей страны, то оно поистине огромно. Победа в нём стала первым серьёзным
триумфом нашего флота. А для императора это было делом чести моряка. 

Публикации | Ошибка? Пятница,16:01 0 Просмотров:29
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

d