» » Государство как тоталитарный бизнес-проект

Государство как тоталитарный бизнес-проект

58
Россия превращается в корпорацию с контрольным пакетом у «уважаемых партнеров»

На днях президент Владимир Путин на заседании наблюдательного совета АНО «Россия – страна возможностей» задался вопросом о необходимости очередного реформирования нашего многострадального здравоохранения. Можно ли совершить переход от обязательной страховой (по факту – платной, с огромным перечнем ключевых «медицинских услуг», не входящих в ОМС) медицины к гигантской госкорпорации по примеру «Росатома», которая будет работать «весьма эффективно», – таким вопросом задался Путин, – и тут же получил положительный ответ от частного гинеколога-креативщика, финалиста последнего конкурса «Лидеры России» Владимира Остроменского. Звучит, конечно, весьма инновационно – однако такое преобразование как минимум противоречит действующему законодательству, а как максимум – приведет к демонтажу выстраиваемой в России более века системе государственного и муниципального здравоохранения и полной коммерциализации этой «услуги».

И тут не обошлось без активного участия постоянного героя публикаций «Катюши» – одного из главных покровителей «Ельцин Центра» и одноименного фонда, в 90-е годы проходившего тренинг в секте саентологов (московское и питерское отделения «церкви» саентологии ликвидированы по решению судов, ряд книг основателя Рона Хаббарда признаны экстремистскими), щедро одаряющего грантами антироссийские НКО, первого замруководителя Администрации Президента Сергея Израителя-Кириенко. Кириенко входит в наблюдательный совет АНО «Россия – страна возможностей» (вместе с такими известными эффективными менеджерами либерал-глобалистов, как глава Сбербанка Герман Греф и социальный вице-премьер Татьяна Голикова), он же остается главой наблюдательного совета «Росатома», он же курирует конкурс управленцев «Лидеры России», он же по факту отвечает за внутреннюю политику в президентской команде.

Мы не знаем наверняка, кто подкинул президенту такую мысль, но во вступлении к своему вопросу президент сослался именно на опыт Кириенко у руля «Росатома».

«Сергей Владиленович когда-то создал корпорацию – корпорацию «Росатом». Вот она функционирует достаточно эффективно, весьма эффективно.

В таком варианте министерство занимается контролем, проверками, методиками и так далее, а само здравоохранение как система оказания важных для человека услуг работает именно как корпорация – со всеми зданиями, сооружениями, показателями», – расписал президент вероятную схему «трансформации» нашего здравоохранения.

А затем Путину начал всячески поддакивать одобренный Кириенко «лидер» – зам главного врача по акушерству и гинекологии санкт-петербургской сети клиник «Скандинавия» Владимир Остроменский. Эта организация активно осваивает как частный медицинский сектор, так и обслуживает граждан в рамках ОМС, так что с монетизацией «человекоориентированного подхода», который г-н Остроменский назвал важнейшим в этом деле, у нее все в порядке. Примечательно, что этот молодой да ранний специалист подрабатывает преподаванием школьникам финансовой грамотности, а также учит людей старше 50-60 лет взаимодействовать с банковской системой, гаджетами и современными технологиями. Ну а еще – в свободное время любит играть на трубе.

В ходе беседы Остроменский сообщил Путину, что работа здравоохранения как корпорации возможна, однако для этого «следует переформатировать систему подготовки специалистов и руководителей». На что же будет сделан акцент в случае такого переформатирования? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к Системе национальных счетов (согласованный на уровне ОЭСР, Евростата, ООН, МВФ и Всемирного банка стандартный набор рекомендаций по исчислению показателей экономической деятельности), дающей развернутое определение понятию «корпорация».

Согласно СНС-2008, в качестве корпорации могут рассматриваться все организации, не зависимо от того, как они сами характеризуют и называют себя, которые:
- могут производить прибыль или другие финансовые выгоды для их собственников,
- признаны законом как юридические лица, отдельные от их собственников, которые имеют ограниченные обязательства,
- учреждены для участия в рыночном производстве.

Что и требовалось доказать: основные задачи, стоящие перед любой корпорацией – увеличение прибыли, прочие финансовые выгоды и постоянное расширение рынка. В переносе этого подхода на российское здравоохранение мы неизбежно придем к полной коммерциализации социальной функции государства. И Владимир Путин, говоря о медицинской госкорпорации, почему-то первым делом выделил ее здания, сооружения и показатели (надо полагать, финансовые показатели – «доходы/расходы» и «прибыль/убыток»). Естественно, все это несовместимо с принципами общедоступности и безвозмездности медицинской помощи, прописанными в Конституции РФ. Любой бизнес-план ориентируется, прежде всего, на самоокупаемость, «оптимизацию» расходов и «неликвидных» активов при красивой отчетности – самочувствие граждан там будет на десятом месте среди желаемых показателей. А если еще сделать такую суперкорпорацию получателем страховых взносов в рамках ОМС, о чем также рассуждал президент, она точно будет лакомым куском для любого дельца-госолигарха.

Есть здесь и очевидные расхождения с Конституцией, Гражданским кодексом и 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан». Согласно Конституции, бесплатная медицинская помощь в РФ оказывается в государственных и муниципальных бюджетных учреждениях здравоохранения. А этот тип юридических лиц ГК (ст.65.1) относит к унитарным. Тогда как корпорации являются корпоративными юрлицами с ограниченной ответственностью своих учредителей/акционеров. Очень удобная схема для госчиновников полностью уходить от ответственности за здоровье населения.

Кроме того, 323-ФЗ указывает: в государственную и муниципальную системы здравоохранения РФ, помимо медицинских организаций, также входят: федеральные органы исполнительной власти (в сфере охраны здоровья) и их территориальные органы, исполнительные органы государственной власти субъектов РФ (в сфере охраны здоровья), органы управления в сфере охраны здоровья иных федеральных органов исполнительной власти, органы местного самоуправления муниципальных районов и городских округов (осуществляющие полномочия в сфере охраны здоровья). То есть все федеральные и региональные минздравы должны стать частью корпорации под названием, к примеру, «Росздрав»? Органы власти превратятся в корпоративных юрлиц со своими акционерами? Это уже прямой путь к государству-корпорации, о сути которого поговорим чуть ниже.

Если же вся существующая государственная система здравоохранения будет уничтожена под корень, а на базе бывших бюджетных учреждений и иных госактивов вырастет корпорация, где государство (к примеру, в лице Росимущества) будет единственным акционером и условным контролером – тогда коммерциализация всей отрасли также неизбежна. Подобную «трансформацию» в свое время и осуществил Кириенко с «Росатомом», и создал он именно частную корпорацию, а никак не всю могучую атомную энергетику страны – за последнее надо сказать спасибо СССР, а вовсе не Сергею Владиленовичу. При этом, как справедливо отмечает экс-депутат Госдумы, д.э.н., главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН Иван Грачев, «Росатом» и здравоохранение не тождественны, не аналогичны и работают по совершенно разным принципам.

«В чем причина успеха «Росатома»? И вся наша практика, а не только мои теоретические модели, показала, что наделение менеджеров госсобственности полной свободой рыночного агента — штука чрезвычайно вредная. Когда в моделях считаешь, видно, как это приводит к тому, что индивидуальные ошибки, преднамеренные или случайные, отдельного агента, лица приобретают масштабы государственной собственности, то есть становятся огромными. Характерный пример — «Газпром». Если проанализировать его ошибки, то это просто громадные промахи, гигантские потери, а уж преднамеренные или случайные, дальше надо разбираться.

«Росатом», скорее, исключение из правил, которое обеспечено его огромным участием и даже доминированием на внешних рынках. Имея рыночную свободу действий, «Росатом» при Кириенко занял внешние рынки и приобрел всю необходимую рыночную информацию. Когда мы пытаемся перенести историю «Росатома» на то же здравоохранение, надо учитывать, что там картина совершенно иная. Наше здравоохранение никакой роли на внешних рынках не играет и не может играть. И никакой дополнительной рыночной информации не получает и не имеет возможности получать. А внутренней конкуренции практически никакой нет.

Думаю, каждый, кто имел дело с медицинскими работниками, видит, что в этих условиях наделение дополнительной рыночной свободой главврачей, бухгалтеров и так далее привело к совершенно жуткому расслоению по зарплатам, которого совершенно точно в западных частных клиниках не бывает. И в российских частных клиниках подобного не существует. И масштабируется такое по всему государству, то есть это повсеместно так. Яркий тому пример – то, что решили уволиться доведенные до точки 26 врачей НИИ детской онкологии и гематологии, включенного в структуру одного из крупнейших в России онкологического центра им. Блохина. Там, как я понимаю, тоже огромное расслоение по зарплате между реальными врачами и верхушкой.

Соответственно, думаю, что если предложение создать медицинскую госкорпорацию по типу «Росатома» реализуют, это будет чрезвычайно вредно. То, что сегодня есть плохого в медицине, оно будет существенно умножено и ухудшено»,
– пишет Грачев в своем блоге на «БИЗНЕС Online».

Немного разовьем мысль экономиста и отметим, что превращение жизненно важных социальных отраслей в частные лавочки с их последующей распродажей «уважаемым партнерам» в виде глобальных «хозяев денег» – это голубая мечта любого неолиберала. Причем в рамках доктрины Всемирного банка (руководят которым те же глобальные «хозяева денег»), именуемой «цифровой экономикой», эту трансформацию предстоит пройти всем органам управления страной – т.е. самому государству как таковому. Под ширмой цифровизации и технического прогресса по всей стране внедряется т.н. корпоративная культура и принципы лояльности новых «эффективных менеджеров». Кто не в курсе – напомним, что 30 января 2019 г. Владимир Путин утвердил перечень поручений по итогам заседания наблюдательного совета АНО «Агентство стратегических инициатив». Среди них есть вот такое интересное указание (Пр-118, п.3):
«3. Правительству Российской Федерации совместно с Агентством стратегических инициатив и ведущими деловыми объединениями в рамках национального проекта «Производительность труда и поддержка занятости» проработать механизм развития корпоративной культуры.
Срок – 1 июля 2019 г.
Ответственные: Медведев Д.А., Чупшева С.В., Репик А.Е., Калинин А.С., Шохин А.Н., Катырин С.Н.»

Внедрение корпоративной культуры в госуправление выражается в создании практически в каждом регионе АО или ООО с одинаковыми названиями «Корпорация развития (такой-то) области/республики/края». Фактически на наших глазах осуществляется последний этап приватизации в РФ, когда приватизируются уже не природные ресурсы, промышленные предприятия или иные активы, а непосредственно сама власть – госуправление на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

В России особый карт-бланш от президента на цифровизацию и трансформацию госуправления ранее был выдан, похоже, главному банкстеру-трансгуманисту Герману Грефу – о последствиях недавно рассказывала на примере стартовавшей «реформы» по превращению органов власти Ульяновской области в сеть проектных офисов и корпораций. При этом Греф откровенно рассказывает о сути грядущих перемен: «Государство меняет свой облик, оно становится очень удобным для граждан, оно становится незаметным для граждан. Государство может быть «в кармане», и оно будет в кармане» . Думаем, понятно, в чьем именно кармане окажется наше государство после передачи Сбербанку Грефа государственных функций по оказанию госуслуг, выдаче паспортов, водительских удостоверений, регистрации сделок и т.д. 45,04% акций Сбера принадлежат нерезидентам РФ.

В продолжение темы немного информации по реформам в Ульяновской области из СМИ:

«Временно исполняющий обязанности губернатора Ульяновской области Сергей Морозов начал реформу управления регионом – чиновников переводят со службы на работу в государственную корпорацию (!)», – пишет «Коммерсант».

«Цифровая Россия»: «В понедельник 11 апреля стало известно, что первый вице-премьер областного правительства Светлана Опенышева (курировала образование, социальную сферу, здравоохранение, культуру и информационные технологии) будет возглавлять создаваемую корпорацию по развитию информационных технологий (!).

…в январе 2016 года на заседании наблюдательного совета АСИ Сергей Морозов (он входит в состав совета) попросил у президента Владимира Путина разрешения на проработку проекта, связанного с изменением системы управления регионов. В конце января вышел официальный документ, которым Владимир Путин поручил губернатору Ульяновской области, АСИ и помощнику президента Андрею Белоусову разработать концепцию и дорожную карту реформирования муниципального и государственного управления Ульяновской области, избранной в качестве пилотной, чтобы затем реализовать проект на всей территории страны.

По мнению Морозова, на муниципальном уровне нужно создавать агломерации для упрощения схем управления и экономии, а на региональном — «провести разгосударствление правительства (!), чтобы там осталась только небольшая категория чиновников, которая определяла бы стратегическое направление». Всех остальных, считает Морозов, следует «либо вывести в органы, отвечающие за результат по примеру корпорации развития Ульяновской области, либо ликвидировать как класс, поскольку просто проедают деньги».

Сократить проедающих деньги чиновников – это конечно похвальное стремление, но надо ли делать это за счет приватизации госуправления? Посмотрим на Устав АО «Тульская региональная корпорация развития государственно-частного партнерства» как типичный пример создаваемых как под копирку по всей стране «частных органов власти». Единственным акционером этой корпорации является министерство имущественных и земельных отношений Тульской области.






Итак, мы видим крайне любопытную схему – создателем и держателем акций этой корпорации является областное министерство, т.е. перед нами классическая госкорпорация. Но данная контора официально не отвечает по обязательствам своих акционеров и равно по обязательствам государства, а акционеры и государство (что в данном случае одно и то же) не отвечают за деятельность этой частной конторы. При этом Устав наделяет частную контору правом выполнять государственные мероприятия, т.е. действовать от имени государства, тогда как государство снимает с себя всякую ответственность за последствия этих действий. Более того, министерство имущественных и земельных отношений Тульской области, будучи акционером этой частной конторы, может передать ей в свободное пользование и распоряжение государственное имущество – и с момента передачи все эти активы становятся частными, фактически отчуждаются от региональных органов власти.

Похоже, что именно по такой схеме и будет работать условная «государственная» корпорация «Росздрав». С момента учреждения этой конторы и передачи ей в собственность золотого фонда активов нашего здравоохранения, она уже де-юре не будет иметь никакого отношения к государству, а государство – к этой конторе. Воистину, такие комбинации не снились даже прихватизатору всея Руси г-ну Чубайсу. Теперь вы видите, что представляет собой «разгосударствление правительства», по меткому определению ульяновского губернатора Морозова? Оставшиеся госактивы и сама власть просто уйдут с молотка «третьим лицам».
Публикации | Ошибка? Четверг,10:30 0 Просмотров:36
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.