» » Русская Православна Церковь о глобализации

Русская Православна Церковь о глобализации

38

Русская Православна Церковь о глобализации

Послание Священного Синода Украинской Православной Церкви от 19 мая 1998 года: «со всей пастырской ответственностью перед Богом за вверенные нам души отмечаем, что современная цивилизация, к сожалению, не только стремительно секуляризируется, но и нередко руководствуется в своем развитии идеями богопротивными и богоборческими.


Следствием этого являются использование неизвестных доселе средств массового уничтожения, международный терроризм, пропаганда разврата и насилия через средства массовой информации, грубое вторжение в тайну жизни и тому подобное. Современный западный мир при постоянных разговорах о свободе и вольном развитии в действительности своим стилем жизни делает человека абсолютным рабом страстей и греховных желаний. Тлетворный антихристианский дух все активней проникает в нашу повседневную жизнь посредством упорного навязывания западных ценностей: идолов комфорта, самоуверенности, вседозволенности и т. д.

Согласно Откровению, в определенное время этот процесс закончится воцарением антихриста и отлучением многих верных от благодати Божией через принятие зловещей пагубной печати. Ибо как, по словам святителя Иоанна Златоуста, перед всемирным потопом человечество потонуло в своих грехах, так и в конце истории люди сначала проникнутся духом антихриста и потом примут его печать».


«…В результате кодификации и последующего создания банка информации о всех гражданах государства колоссально возрастет контроль за каждой отдельной личностью. А дальнейшее международное объединение компьютеризированных систем контроля создаст все условия для появления надгосударственных руководящих структур, которые могут перерасти в пророчествованное «мировое правительство». Это стало бы последним шагом на пути к полной реализации описанной святым апостолом и евангелистом Иоанном Богословом эсхатологической перспективы (развития событий в последний период истории человечества), ибо в случае овладения подобным аппаратом тотального контроля за человечеством легко реализуется «царство антихриста»».


Заявление Священного Синода Русской Православной Церкви от 7 марта 2000 года: «… Сознательно или несознательно, но разработчики глобальной системы штрих-кода, широко используемой сегодня в статистике, торговле, учете движения товаров и во многих иных сферах, — избрали символ, оскорбительный и тревожный для христиан, что выглядит по крайней мере как дерзостная насмешка. Озабоченность данным вопросом уже выражали многие православные общины мира, в частности, Элладская Церковь».


«…Если подобное произойдет, возникнут все основания усомниться в принципах равноправия граждан и свободы совести — принципах, которые так активно пропагандирует современная цивилизация».


«Церковь не может не возвысить свой голос в защиту человеческой свободы… Подлинное покаяние за преступления, совершенные в ХХ веке против верующих, совершится тогда, когда государство будет неизменно уважать чувства верующих и не станет вторгаться в человеческую совесть по каким бы то ни было мотивам — политическим, экономическим, идеологическим или полицейским».


https://mospat.ru/archive/page/synod/2000-2/395.html


Обращение Митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха Белоруссии Филарета к Президенту Республики Беларусь А.Г.Лукашенко 2001 г.: «…Не только верующие, но и далекие от религии граждане проявляют вполне оправданное беспокойство по поводу нарушения основополагающих прав человека. Проблема состоит не в использовании номеров как таковых в целях удобства, а в последующей универсализации электронных документов и замены денег посредством введения индивидуального пожизненного номера человека.


Изучение вопроса приводит к выводу, что присвоение этого номера является первым и самым существенным шагом к последующему созданию глобальной системы контроля над личностью. Иного смысла для присвоения личного номера не усматривается».


Послание Священного Синода Украинской Православной Церкви от 29 декабря 2003 года: «Поскольку нам в контексте Божественного Откровения указана эсхатологическая направленность и губительность всестороннего технического контроля над личностью, мы не можем проявлять равнодушие к внедрению его в нашей Родине, где Господь определил нам жить и землю которой Он дал нам через наших родителей».


«Нынешний процесс кодификации гражданского населения непосредственно касается политической и хозяйственной деятельности граждан. Он внедряется в формах, которые имеют типологическое сходство с ограничениями апокалиптических времен. При этом в то же время игнорируются и блокируются реальные альтернативные способы осуществления функций государственного регулирования и контроля в области общественного хозяйства и политической деятельности, что вызывает у верующих апокалиптические параллели».


«Власть должна искать способы преодоления проблем, а не блокировать их решение, особенно, когда речь идет о священных, Богом данных вещах — правах и свободах человека».


«Отказ ответственных представителей государственной власти перейти на альтернативную модель регулирования хозяйственной деятельности граждан (в частности, относительно уплаты налогов), или искусственное создание ими сложностей для ее внедрения, справедливо воспринимается как нарушение основных принципов демократии и безответственность перед народом. В религиозном контексте указанные действия власти приобретают апокалиптическую составляющую, что может расцениваться как сознательное или невольное содействие созданию технической базы, способствующей воцарению антихриста».


«Мы еще раз настоятельно призываем представителей всех ветвей власти содействовать закрепленному законом праву верующих жить и выполнять свои гражданские обязанности в соответствии с религиозными убеждениями, в частности, осуществлять финансовые операции без использования цифровой идентификации, а также не допустить универсального применения идентификационного номера во всех сферах жизни человека».


http://archiv.orthodox.org.ua/page-690.html
http://lavra.net.ua/

Доклад Высокопреосвященнейшего Митрополита Одесского и Измаильского Агафангела 4 февраля 2004 года: «Современное человечество доходит до ниспровержения богоустановленного в мире порядка и открытого богоборчества».


«Уже сейчас очевидно, что разрушение традиционных христианских духовных ценностей как у нас, так и во всем мире, осуществляется спланированно и направленно.


Почему-то стало общепринятым не называть вещи своими именами. В смутное время XVII века летописец писал, что люди «измалодушествовались». В наше же время надо сказать, что люди изолгались. Правда и ложь, честь и бесчестие, вера и лицемерие, верность и предательство преднамеренно смешиваются и подмениваются для того, чтобы духовно оглушить и ослепить людей, вызвать в их душах замешательство, растерянность и беспомощность, подмять заблудших и обессиленных под чужую власть.

Сегодня, в эпоху величайшей смуты и мнимого торжества лжи, мы обязаны хранить чувство правды как зеницу ока и требовать от себя и от людей права на правду. Ибо без чувства правды мы не узнаем лжеца, а без права на правду мы потеряем всякую истину, всякое убеждение, всякое доказательство и все священное в жизни».


Необходимо назвать вещи своими именами. Истинными целями христоненавистников являются: разрушение христианского мира с его духовными ценностями и традициями; всеобщая компьютеризация и создание всемирного сетевого общества; построение богоборческого Нового Мирового Порядка — царства антихриста, предреченного святым апостолом и евангелистом Иоанном Богословом в Откровении.


Настало время говорить об истинном положении в стране и в мире. Молчание- это содействие лжи и потворство творящим зло. Молчанием зло стремительно усиливается и умножается. Православных христиан призывают быть толерантными — терпимыми, но терпимыми ко греху и богоборчеству быть нельзя! Это — измена Богу. Нельзя допустить, чтобы Православие использовали, как инструмент апостасии. Православный мир должен отказаться от участия в строительстве Нового Мирового Порядка. Мы будем созидать Православный мир и будем стараться сделать его сильным и независимым. Мы никого не должны бояться. «С нами Бог! Разумейте, языцы, и покоряйтеся, яко с нами Бог!»


В настоящий исторический момент абсолютно все, происходящее в мире, имеет причины духовные, а последствия — апокалиптические! Без учета этого невозможно правильно понять суть происходящих в мире событий.

Всему православному миру… брошен вызов глобализма. В этом понятии сконцентрирована вся мировая ложь, и обличение этой величайшей лжи нашего времени является на сегодняшний день главной задачей Православия».


«Церковь, в лице своих пастырей, обязанных иметь попечение о духовной жизни людей, непременно должна давать духовную оценку всем происходящим в мире событиям. Только основываясь на православном мировоззрении и миропонимании, можно дать истинную оценку процессу глобализации, посмотреть на него «сверху», выйдя из плоскости политико-экономических и товарно-денежных отношений между странами.


В истории человечества существовало множество различных государственно-политических систем: монархических, республиканских, тоталитарных, демократических, основанных на диктатуре идеологий, личностей, партий. Но глобальное общество строится именно сейчас. Подобного никогда не было, за исключением, может быть, Вавилонского столпотворения. Путь этот, несомненно, является регрессивным, тупиковым, ведет к самоуничтожению цивилизации.


Нынешний процесс глобализации несомненно приведет к воцарению антихриста и кончине мира. Это мы должны свидетельствовать перед всеми как непреложную данность. Политическая, экономическая, этическая и мировоззренческая база будущего царства антихриста строится уже сейчас, а весь совокупный процесс построения этой базы и обозначен термином «глобализация».


С духовной точки зрения, не существует процессов, происходящих как бы неким «естественным» образом. Признание существования так называемых «естественных» процессов является скрытым атеизмом, отвержением Промысла Божия над миром и человеком, поэтому мы утверждаем, что процесс глобализации не является естественным. Этот процесс является реализацией «тайны беззакония«, о которой говорил святой апостол Павел во втором Послании к Фессалоникийцам».


«Обличая ложь глобализма, мы должны заявить, что глобализм — это антихристианская идеология. Это система мирового зла, от которой не только нельзя ждать каких-либо взаимовыгодных отношений, но и с которым невозможно мирное сосуществование. Любые компромиссы с этим злом будут использованы им лишь для расширения своего влияния в мире.


Всему православному миру пора, наконец, осознать, что в действиях Мирового правительства проявляется осознанное антихристианство».


«В настоящее время единственно спасительным путем… может быть выход из системы глобально насаждаемых греховных законов мирового развития — по повелению святого апостола Павла: «выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас» (2 Кор. 6, 17).


В практическом осуществлении такая государственная идеология должна ставить своей целью защиту добра и противодействие злу во всех сферах общественной жизни: законодательстве, экономике, культуре, церковной жизни. И единственно православной стратегией в таком случае является автаркия, т.е., максимально возможная самодостаточность и самоизоляция от опасных внешних влияний при опоре на собственные силы и средства, конечно, без ущерба для развития всех полезных взаимоотношений с внешним миром.


Это не бегство от реальности, не национальная гордыня и не мракобесная утопия, а необходимая государственная оборона, основанная на православном учении о сопротивлении злу. Ведь мы обязаны не только бороться с внутренним злом в себе, но и ограждать себя и своих близких, свой народ от внешнего зла как в открытых войнах — силою оружия, так и в скрытых — силой законодательства. Причем степень ограждения от зла должна зависеть от степени его нарастания.


Однако автаркия — не самоцель, а лишь вспомогательное средство сопротивления глобальным силам зла. Это сопротивление может принести реальные плоды только тогда, когда оно осуществляется на основе любви к Божественной Истине.


Нынешнее состояние мира требует… активного духовного сопротивления антихристианской глобализации. На последнем этапе исторического противоборства между православной, «удерживающей» богоустановленный порядок в мире цивилизацией и антихристианской глобализацией, «тайна беззакония» использует все средства лжи и насилия, перед которыми большинству народов трудно устоять».


«Так называемое «отделение Церкви от государства» опасно и разрушительно, поскольку в мире не бывает нравственного вакуума: отказ от истинной религии всегда ведет к тому, что государство подпадает под воздействие религии ложной, которая заключается в узаконенном неразличении добра от зла. Такое положение… является самоубийством».


«Православие должно показать миру очевидную реальность того, что с одной стороны Господь и сонм ангелов, а с другой — диавол с бесами стараются найти в человечестве свои инструменты, своих носителей и исполнителей. Осмысленная таким образом мировая история раскрывает истинные цели различных политических и государственных механизмов. Православная государственность служит добру и основывает свои законы на Законе Божием. Лжедемократическая же система уравнивает добро и зло, облегчая господство «тайны беззакония».


«Патриарх Тихон говорил: «Ныне совершается над Отечеством нашим суд Божий. Приступим к церковному строительству без злобы и лукавства, как соработники Божии. При этом каждый пусть смотрит, из чего он строит. Если строить будем из материала крепкого, то и строение будет крепкое и прочное, а если строить будем из материала хрупкого, то и дела наши будут непрочны.

Это твердость особенно необходима в наше время, когда повсюду видятся разрушения. Разрушается строй общественный, строй экономический, разрушаются устои семьи. Наш долг — призывать всех к преданности вере, к верности канонам, к единству, порядку, труду. Будем строить на твердом основании, еже есть Христос — на основании святого Евангелия, апостольских, соборных и святоотеческих правил и церковных преданий».


Мы «…не в силах обернуть вспять апостасию, но в силах стать последним маяком Истины: «И свет светит во тьме, и тьма не объяла его» (Ин. 1, 5)2».


«…Прежде всего нужно консолидироваться в противостоянии апостасийному миру, решительно обособившись от всемирного процесса антихристианской глобализации, храня как зеницу ока: чистоту православной веры и благочестия, святоотеческий календарь — старый стиль, установленные Церковью посты, богослужебный церковнославянский язык, православные традиции в жизни».

Послание Архиерейского Собора РПЦ 6 октября 2005 года: «…Однако, вместе с рядом технических преимуществ, создание и объединение массивов личной информации, а также развитие электронных средств опознания личности таит в себе немало опасностей. Возрастает зависимость человека от неизбежных технических сбоев, ошибок, халатности персонала или вмешательства злоумышленников.

Не исключена возможность централизованного сбора сведений о частной жизни граждан и об их убеждениях. Это создает угрозу правам и свободе личности, делает возможным тотальный контроль за жизнью человека, в том числе за его мировоззрением. Такое развитие событий усиливает опасность предвзятого отношения к человеку на основании его религиозных, политических или иных взглядов.


Данная опасность приобретает весьма реальные очертания в момент, когда в национальном и международном праве закрепляются идеи нравственного и мировоззренческого релятивизма».


http://www.patriarchia.ru/db/text/1500073.html

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в своем выступлении в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) 2 октября 2007 года: «…Вокруг проблем антропологии возникают сегодня наиболее острые дискуссии и порой даже противостояние, связанное с различиями во взглядах на этот предмет между религиозными традициями и светским гуманизмом».


«Любой честный исследователь истории Европы засвидетельствует, что благодаря христианскому отношению к человеку было осуждено и уничтожено рабство, сформировалась процедура объективного суда, вызрели высокие социально-политические стандарты жизни, определилась изящная этика межличностных отношений, получили развитие наука и культура. Более того, сама концепция прав человека — важнейшая политическая идея Европы, — возникла не без влияния христианского учения о достоинстве человека, его свободе и нравственной жизни. С самого своего зарождения права человека развивались на почве христианской нравственности и составляли с ней своеобразный тандем.


Однако сегодня происходит губительный для европейской цивилизации разрыв взаимосвязи прав человека и нравственности. Это наблюдается в появлении нового поколения прав, противоречащих нравственности, а также в оправдании безнравственных поступков с помощью прав человека».


«Не считаясь с нравственностью, в конечном итоге мы не считаемся со свободой. Нравственность представляет собой свободу в действии. Это свобода, уже реализованная в результате ответственного выбора, ограничивающего себя ради блага и пользы самой личности или всего общества. Мораль обеспечивает жизнеспособность и развитие общества и его единство, достижение которого является одной из целей Европейской конвенции о защите прав человека. Разрушение же нравственных норм и пропаганда нравственного релятивизма может подорвать мировосприятие европейского человека и привести народы континента к черте, за которой — потеря европейскими народами своей духовной и культурной идентичности, а значит и самостоятельного места в истории.


Одновременно я уверен: никакое государство не должно вмешиваться в личную жизнь человека».

«Технологический прогресс по-новому ставит вопрос о правах человека. И верующим людям есть что сказать по вопросам биоэтики, электронной идентификации и иным направлениям развития технологий, которые вызывают обеспокоенность многих людей. Человек должен оставаться человеком — не товаром, не подконтрольным элементом электронных систем, не объектом для экспериментов, не полуискусственным организмом. Вот почему науку и технологии также нельзя отделить от нравственной оценки их устремлений и их плодов».


http://www.patriarchia.ru/db/text/301775.html


Документ «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека» от 26 июня 2008 года: «В современном мире значительное распространение получило убеждение, что институт прав человека сам по себе может наилучшим образом способствовать развитию человеческой личности и организации общества. При этом со ссылкой на защиту прав человека на практике нередко реализуются такие воззрения, которые в корне расходятся с христианским учением. Христиане оказываются в условиях, когда общественные и государственные структуры могут принуждать, а зачастую уже принуждают их мыслить и поступать вопреки Божиим заповедям, что препятствует достижению самой важной цели в жизни человека — избавлению от греха и обретению спасения».

«Подчинение воли человека с помощью манипуляций или насилия некоему внешнему авторитету рассматривается как нарушение порядка, установленного Богом». (II.1.)


«Признавая ценность свободы выбора, Церковь утверждает, что таковая неизбежно исчезает, когда выбор делается в пользу зла. Зло и свобода несовместимы.


В человеческой истории выбор людей и обществ в пользу зла приводил к потере свободы и огромным человеческим жертвам. И сегодня человечество может стать на тот же путь, если такие безусловно порочные явления, как аборт, самоубийство, разврат, извращения, разрушение семьи, культ грубости и насилия, перестанут получать должную нравственную оценку и будут оправдываться с опорой на искаженное понимание свободы человека». (II.2.)



«Разработку и применение концепции прав человека необходимо согласовывать с нормами морали, с нравственным началом, заложенным Богом в природу человека и опознаваемым в голосе совести.
Права человека не могут быть основанием для принуждения христиан к нарушению заповедей Божиих. Православная Церковь считает недопустимыми попытки подчинить взгляд верующих на человека, семью, общинную жизнь и церковную практику безрелигиозному пониманию прав человека. На это христиане должны вслед за апостолами Петром и Иоанном заявить: «Справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога?» (Деян. 4, 19).


Недопустимо вводить в область прав человека нормы, размывающие или отменяющие как евангельскую, так и естественную мораль. Церковь усматривает огромную опасность в законодательной и общественной поддержке различных пороков — например, половой распущенности и извращений, культа наживы и насилия. Равно недопустимо возведение в норму безнравственных и антигуманных действий по отношению к человеку, таких как аборт, эвтаназия, использование человеческих эмбрионов в медицине, эксперименты, меняющие природу человека, и тому подобного.


К сожалению, в обществе появляются законодательные нормы и политические практики, которые не только разрешают подобные действия, но и создают предпосылки для их навязывания всему обществу через средства массовой информации, системы образования и здравоохранения, рекламу, сферу торговли и услуг. Более того, верующие люди, считающие эти явления греховными, принуждаются признавать допустимость греха или подвергаются дискриминации и преследованиям». (III.3.)


«С точки зрения Православной Церкви, политико-правовой институт прав человека может служить благим целям защиты человеческого достоинства и содействовать духовно-нравственному развитию личности. Для этого реализация прав человека не должна вступать в противоречие с богоустановленными нравственными нормами и основанной на них традиционной моралью. Индивидуальные права человека не могут противопоставляться ценностям и интересам Отечества, общины, семьи. Осуществление прав человека не должно быть оправданием для посягательства на религиозные святыни, культурные ценности, самобытность народа».


Частная жизнь, мировоззрение и воля людей не должны быть предметом тотального контроля. Для общества опасны манипуляции выбором людей и их сознанием со стороны властных структур, политических сил, экономических и информационных элит. Недопустимы также сбор, концентрация и использование информации о любых сторонах жизни людей без их согласия. В случаях, когда того требуют защита Отечества, сохранение нравственности, охрана здоровья, прав и законных интересов граждан, а также предотвращение либо раскрытие преступлений и осуществление правосудия, сбор сведений о человеке может совершаться без его согласия.

Однако и в этих случаях получение и использование информации должно осуществляться сообразно заявленным целям и с соблюдением законности. Методы сбора и обработки информации о людях не должны принижать человеческое достоинство, ограничивать свободу и превращать человека из субъекта общественных отношений в объект машинного управления. Еще более опасным для свободы человека станет внедрение технических средств, постоянно сопровождающих человека или неотделимых от его тела, если их можно будет использовать для контроля над личностью и управления ею». (IV.7.)


В п. V.2 того же документа «недопущение тотального контроля над человеческой личностью, над ее мировоззренческим выбором и частной жизнью через использование современных технологий и политических манипуляций» выделено в качестве особой области правозащитных трудов Церкви.


http://www.patriarchia.ru/db/text/428616.html


Определение Освященного Архиерейского Собора РПЦ «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви» от 27 июня 2008 года: «Недопустимы такие средства и методы электронного учета перемещений и действий людей, которые вторгались бы в их частную жизнь и делали бы возможным тотальный контроль над личностью и управление ею». (54)


http://www.patriarchia.ru/db/text/428914.html


Основы социальной концепции РПЦ от 9 июня 2008 года:


«Научно-технологический уровень цивилизации ныне таков, что преступные действия небольшой группы людей в принципе могут в течение нескольких часов вызвать глобальную катастрофу…


С христианской точки зрения, такие последствия возникли в силу ложного принципа, лежащего в основе современного научно-технического развития. Он заключается в априорной установке, что это развитие не должно быть ограничено какими-либо моральными, философскими или религиозными требованиями».


«… Обольщение достижениями цивилизации удаляет людей от Творца, ведет к мнимому торжеству рассудка, стремящегося обустроить земную жизнь без Бога. Реализация подобных устремлений в истории человечества всегда заканчивалась трагически…


…Цивилизацию каинитов завершает потоп. Наиболее ярким библейским образом безуспешной попытки падшего человечества «сделать себе имя» является строительство вавилонской башни… столпотворение предстает символом объединения усилий людей для достижения богопротивной цели».


«В культурно-информационной сфере глобализация … сопровождается попыткой установления господства богатой элиты над остальными людьми, одних культур и мировоззрений над другими, что особенно нетерпимо в религиозной сфере… В итоге наблюдается стремление представить в качестве единственно возможной универсальную бездуховную культуру, основанную на понимании свободы падшего человека, не ограничивающего себя ни в чем, как абсолютной ценности и мерила истины. Такое развитие глобализации многими в христианском мире сопоставляется с построением вавилонской башни.


Духовной и культурной экспансии, чреватой тотальной унификацией, необходимо противопоставить…»

«В экономике она связана с возникновением транснациональных корпораций… Лица, стоящие во главе международных экономических и финансовых структур, сосредоточивают в своих руках огромную власть, не подконтрольную народам и даже правительствам и не признающую никаких пределов — будь то государственные границы, этническо-культурная идентичность или необходимость сохранения экологической и демографической устойчивости. Подчас они не желают считаться с традициями и религиозными устоями народов, вовлекаемых в осуществление их планов…» (XVI.3.)


«К сожалению, сохраняется опасность идеологизации науки, за которую народы мира заплатили высокую цену в ХХ веке».


«… Если же культура противопоставляет себя Богу, становится антирелигиозной или античеловечной, превращается в антикультуру, то Церковь противостоит ей. Однако подобное противостояние не является борьбой с носителями этой культуры, ибо «наша брань не против плоти и крови», но брань духовная, направленная на освобождение людей от пагубного воздействия на их души темных сил, «духов злобы поднебесных» (Еф. 6. 12).

«В целом вызов глобализации требует от современного общества достойного ответа… Необходимо достичь такого мироустройства, которое строилось бы на началах справедливости и равенства людей перед Богом, исключало бы подавление их воли национальными или глобальными центрами политического, экономического и информационного влияния».


«Церковь предостерегает от попыток использовать достижения науки и техники для установления контроля над внутренним миром личности, для создания каких бы то ни было технологий внушения и манипуляции человеческим сознанием или подсознанием».


«По учению Церкви, сама власть также не вправе асболютизировать себя, расширяя свои границы до полной автономии от Бога и установленного Им порядка вещей, что может привести к злоупотреблениям властью и даже к обожествлению властителей.


Государство, как и иные человеческие учреждения, пусть даже и направленные на благо, может иметь тенденцию к превращению в самодовлеющий институт. Многочисленные исторические примеры такого превращения показывают, что в этом случае государство теряет свое подлинное предназначение».


«По мере секуляризации высокие принципы неотчуждаемых прав человека превратились в понятие о правах индивидуума вне его связи с Богом. При этом охрана свободы личности трансформировалась в защиту своеволия (до тех пор, пока оно не вредит иным индивидуумам)… В системе современного светского гуманистического понимания гражданских прав человек трактуется не как образ Божий, но как самодостаточный и самодовлеющий субъект».

«Появление принципа свободы совести — свидетельство того, что в современном мире религия из «общего дела» превращается в «частное дело» человека.

Сам по себе этот процесс свидетельствует о распаде системы духовных ценностей, потере устремленности к спасению в большей части общества, утверждающего принцип свободы совести. Если первоначально государство возникло как инструмент утверждения в обществе божественного закона, то свобода совести окончательно превращает государство в исключительно земной институт, не связывающий себя религиозными обязательствами.


Утверждение юридического принципа свободы совести свидетельствует об утрате обществом религиозных целей и ценностей, о массовой апостасии и фактической индифферентности к делу Церкви и к победе над грехом».

«Современная международно-правовая система основывается на приоритете интересов земной жизни человека и человеческих сообществ перед религиозными ценностями (особенно в случаях, когда первые и вторые вступают в конфликт). Такой же приоритет закреплен в национальном законодательстве многих стран. Нередко он заложен в принципах регламентации различных форм деятельности органов власти, построения государственной образовательной системы и так далее. Многие влиятельные общественные механизмы используют этот принцип в открытом противостоянии вере и Церкви, нацеленном на их вытеснение из общественной жизни».


«В современном понимании права доминируют взгляды, апологетические по отношению к позитивному, действующему праву. В соответствии с ними право есть человеческое изобретение, конструкция, которую общество создает для своей пользы, для решения задач, определяемых им самим. Следовательно, любые изменения права, если они приняты обществом, законны.


Для данного взгляда законна революция, силой отвергающая законы «старого мира», законно и полное отрицание нравственной нормы, если такое отрицание одобряется обществом. Так, если современное сообщество не считает аборт убийством, он не является таковым и юридически. Апологеты позитивного права полагают, что общество может вводить самые разные нормы, а с другой стороны, считают любой действующий закон легитимным уже в силу самого его существования… Право также предусматривает принятие мер для принуждения к подчинению закону».


«… В тех случаях, когда человеческий закон совершенно отвергает абсолютную божественную норму, заменяя ее противоположной, он перестает быть законом, становясь беззаконием, в какие бы правовые одежды он ни рядился».


http://www.patriarchia.ru/db/text/419128.html

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, Слово на Пленуме Синодальной богословской комиссии РПЦ, 2009 г.: «И сегодня вопреки всем апостасийным тенденциям Церковь не может отказаться от максимальной задачи: созидать, строить христианскую культуру и христианское общество, духовно противостоять разрушительным для человека тенденциям неоязычества и обезбоживания».

Блаженнейший Митрополит Владимир Президенту Украины 17 марта 2010 года: «Внедряя кодификацию людей с момента рождения и единый унифицированный документ личности — электронную карточку, государство фактически санкционирует электронную слежку и тотальный контроль во всех сферах жизни человека. Никто не может гарантировать, что электронная система контроля над человеком и полная зависимость человека от нее не будет использоваться для воздействия на человека с целью духовного, идеологического, политического и экономического манипулирования ею. В таких обстоятельствах человек утрачивает Богом дарованную свободу.


(В оригинале: Впроваджуючи кодифікацію людей з моменту народження та єдиний уніфікований документ особистості — електронну картку, держава фактично санкціонує електронне стеження та тотальний контроль в усіх сферах життя людини. Ніхто не може гарантувати, що електронна система контролю над людиною та повна залежність людини від неї не буде використовуватись для впливу на людину з метою духовного, ідеологічного, політичного та економічного її маніпулювання. За таких обставин людина втрачає Богом даровану свободу.)


http://orthodox.org.ua/uk/node/6855


Святейший Патриарх Кирилл в московском храме во имя святителя Николая на Берсеневке 23 апреля 2011 г.: «То, что глобализм — путь, ведущий к антихристу, сомнений не вызывает».

Документ «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных», принятый Архиерейским Собором РПЦ (2-5 февраля 2013 г.):


«В обществе распространяется обоснованная тревога по поводу того, что использование пожизненного персонального цифрового идентификатора в виде кода, карты, чипа или тому подобного может стать обязательным условием доступа каждого ко всем жизненно важным материальным и социальным благам. Использование идентификатора вкупе с современными техническими средствами позволит осуществлять тотальный контроль за человеком без его согласия — отслеживать его перемещения, покупки, расчеты, прохождение им медицинских процедур, получение социальной помощи, другие юридически и общественно значимые действия и даже личную жизнь.


Уже сейчас вызывают тревогу действия по сбору и обработке персональных данных детей, обучающихся в общеобразовательных учреждениях, так как нередко ведется неконтролируемый сбор данных, явно избыточных для обеспечения учебного процесса. Многие верующие выражают принципиальное несогласие с обязательным присвоением идентификационного кода с превращением его в несменяемый, пожизненный и посмертный атрибут. Помимо этого, обеспокоенность вызывает усиливающаяся тенденция к увеличению сбора биометрических данных о человеке, а также появление имплантируемых электронных идентификационных устройств.


лизироваться с целью принятия управляющих решений в отношении конкретного человека. Введение же сквозного идентификатора личности позволяет создать единую базу данных, где в режиме реального времени могут собираться, храниться и автоматически анализироваться данные из различных сфер жизни человека». (3)


«Церковь убеждена, что упомянутые технологии не должны быть безальтернативными и принудительными. Те, кто отказывается принимать эти технологии, должны иметь альтернативу — использование традиционных методов идентификации личности». (5)


«Церковь разделяет опасения граждан и считает недопустимым ограничение их прав в случае отказа человека дать согласие на обработку персональных данных». (5)


«Документы, выдаваемые государством, не должны содержать информацию, суть и назначение которой непонятны или скрываются от владельца документа, а также символов, носящих кощунственный или нравственно сомнительный характер либо оскорбляющих чувства верующих». (5)


Впрочем, многое предупреждает нас о том, что мы можем оказаться перед лицом новых вызовов. Если сужение границ свободы, осуществляемое в том числе средствами электронного контроля, приведет к невозможности свободного исповедания веры Христовой, а законодательные, политические или идеологические акты, обязательные для исполнения, станут несовместимы с христианским образом жизни, — наступит время исповедничества, о котором говорит Книга Откровения (гл. 13-14). (6)

http://www.patriarchia.ru/db/text/2775107.html


«Официальная позиция Церкви по вопросам развития технологий обработки персональных данных и внедрения биометрических документов», Доклад Главы Богословско-канонической комиссии УПЦ Архиепископа Августина (Маркевича), зачитанный во исполнение благословения Священного Синода УПЦ на пресс-конференции в агентстве УКРИНФОРМ 31 мая 2013 года:


«Трансформация общественного устройства, когда имеет место внедрение элементов, способных служить установлению тотального контроля над человеком, вызывает серьезное беспокойство со стороны Церкви, поскольку в тоталитарном государстве посягательство на свободу воли является нормой. Более того, в современных условиях бурного технического прогресса такое посягательство может осуществляться не только путем осуществления насилия над телом, но и непосредственно над душой человека, когда на это есть согласие человека, осознанное им либо полученное путем обмана».


Святейший Патриарх Кирилл в Казанском соборе на Красной площади Москвы 21 июля 2013 года: «В последнее время мы сталкиваемся с огромными искушениями, когда в ряде стран выбор в пользу греха сопровождается и оправдывается законом, а те, кто, поступая по совести, борются с такими навязанными меньшинством законами, подвергаются репрессиям. Это очень опасный апокалиптический симптом, и мы должны делать все для того, чтобы на пространствах Святой Руси грех никогда не утверждался законом государства, потому что это означает, что народ вступает на путь самоуничтожения».


http://patriarchia.ru/db/print/3113355.html


Святейший Патриарх Кирилл на открытии III Рождественских Парламентских встреч 22 января 2015 года:

«Мир, в котором мы с вами живем, нередко именуется постхристианским, а иногда и пострелигиозным. За этим термином кроется страшный диагноз духовно-нравственного состояния, в котором оказалось общество многих стран.

Происходящее там связано с попыткой подвергнуть сомнению фундаментальные, непреложные, Богом заложенные в человеческую природу, а потому абсолютные и универсальные нормы морали, пересмотр которых грозит огромными опасностями для человеческого общества, потому что в результате границы между добром и злом размываются, а понятие справедливости, по укорененности в нравственной природе человека являющееся универсальным, интерпретируется в соответствии с господствующими философскими и даже политическими установками».


«…Сегодня справедливым, а значит и нравственным, стало считаться только то, что с новыми господствующими философскими и политическими установками находится во взаимодействии. И, напротив, всяческому порицанию, вплоть до отказа в праве на существование, подвергается иной взгляд, который демонизируется политически и идеологически ангажированными СМИ. Если в понятие нравственности и справедливости вносится относительность, то само это понятие разрушается. «Хорошо то, что хорошо для великой Германии» — известный тезис.

И нравственность исчезла. Когда мы нравственность обуславливаем коллективными, корпоративными, классовыми, идеологическими и прочими факторами, мы отказываемся от нравственного начала. И сегодня, когда нам говорят, что нравственно только то, что поддерживается мировыми СМИ, а все остальное является безнравственным, то мы перед собой имеем ту же самую проблему, через которую человечество уже проходило на путях разрушения нравственных начал.


Идея абсолютного ценностного приоритета свободы, свободы выбора, подчеркиваю, и отказа от приоритета нравственной нормы, стал для западной цивилизации своего рода бомбой замедленного действия, поражающий эффект которой становится в полной мере очевидным лишь нам, людям XXI века, потому что наши предшественники, находясь под обаянием темы свободы, с легкостью поддерживали различного рода новшества, в том числе и законодательные, не задумываясь о том, что абсолютизация свободы выбора в отрыве от нравственных установок является смертельно опасной для человека и для общества, потому что выбрать-то можно и зло. Мы видим, какой драмой порой оборачивается ложно понятая свобода. Все это происходит от того, что из сознания и жизни людей исключается высшая справедливость и высшая правда. Последствия такой апостасии плачевны для человеческого общества, оно становится нежизнеспособным.


Люди попытались решить эту проблему, делая акцент на идее главенства права. В таком случае свобода личности ограничивается лишь законами, которые призваны корректировать поведение человека, давать ответы на то, что дозволено, а что нет. Но зачастую мировоззренческие взгляды на тему свободы врываются и в сферу права, внося огромное внутреннее напряжение в законодательную систему и пагубно влияя на личную и общественную нравственность. Примеры известны.

Это и легализация так называемых однополых союзов, и узаконивание эвтаназии, и введение в общественную жизнь отдельных опасных элементов ювенальной юстиции. Все эти юридически закрепленные новации, противоречащие подчас не только нравственным ценностям, но даже общечеловеческому здравому смыслу и инстинкту самосохранения, получают все большее распространение и признание со стороны некоторых государств.


К сожалению, упомянутые поведенческие законодательные идеи сегодня пропагандируются и даже навязываются. И в значительной мере от активной позиции парламентариев будет зависеть способность нашей страны устоять перед лицом современных псевдоценностей, губительных для личности и человеческой цивилизации в целом».

«Есть вещи, с которыми шутить нельзя. То, о чем мы с вами сейчас говорим, это часть Божиего замысла о мире и о человеке, это Его замысел.

Вторгаясь в этот замысел, мы делаем что-то очень опасное. Помните историю с поворотом сибирских рек? В свое время умные люди предупреждали и говорили: нельзя поворачивать, не шутите с природой, в нашей терминологии — не шутите с Божиим замыслом, все в природе сбалансировано. Так нельзя, опираясь на современные достижения науки, шутить с Божиим замыслом в отношении человека.


Мы живем в эпоху стремительных перемен. Если в прошлом веке мир преобразовывался научно-техническими достижениями, то сегодня его облик меняется благодаря социальным технологиям. Однако не все перемены воспринимаются одинаково положительно разными членами общества. Многих людей волнует, например, вторжение в их жизнь новаций, связанных с электронными средствами сбора и учета личной информации, которые на порядок повышают контроль над личностью, и не только со стороны государства, а со стороны любой организованной силы, которая владеет этими технологиями».


«Со ссылкой на то, что это удобно для бюрократов, нельзя тотально внедрять эти технологии. Каждый из нас может оказаться в рабстве у этих технологий, под тотальным контролем. И если для кого-то мои слова сейчас не звучат как актуальные, поверьте, через какое-то время эти слова могут стать актуальными для каждого из нас. Поэтому, оставляя возможность альтернативы, мы всегда оставляем возможность выхода из такого тотального контроля.


http://www.patriarchia.ru/db/text/3960558.html


Святейший Патриарх Кирилл в праздник Торжества Православия в Храме Христа Спасителя 20 марта 2016 года: «Вот и сегодня мы стоим перед очень опасным, на мой взгляд, явлением в философской, политической и духовной жизни. В Новое время возникло убеждение, что главным фактором, определяющим жизнь человека, а значит, и общества, является сам человек. Несомненно, это ересь, и не менее опасная, чем арианство. До того считалось, что Бог управляет миром через законы, которые Он создал, и обществом человеческим — на основе нравственного закона, который Он открыл в слове Своем и отобразил в человеческой совести.

Поэтому законы человеческие старались привести в соответствие с Божиим законом; Бог и совесть были главным судией, а главным авторитетом для человеческого суда был Божий закон. Но наступило время, когда эту непреложную истину поставили под сомнение и сказали: «Нет, Бог тут ни при чем. Каждый имеет право верить, но это его личное дело, ведь есть и неверующие. Всякий индивидуум обладает особыми правами, в том числе определять для самого себя, что хорошо, а что плохо.

Значит, должен быть некий универсальный критерий истины, а таковым может быть только человек и его права, и жизнь общества должна формироваться на основе непререкаемого авторитета человеческой личности». Так началось революционное изгнание Бога из человеческой жизни. Вначале это явление охватило Западную Европу, Америку, а потом и Россию. Наша революция проходила под теми же знаменами и тем же девизом — разрушить до основания старый мир, тот самый, в центре которого — Бог».


«Но сегодня идея жизни без Бога распространяется с новой силой уже в масштабах целой планеты. Мы видим, как во многих процветающих странах предпринимаются усилия утвердить на законодательном уровне право выбора любого пути, в том числе самого греховного, идущего вразрез со словом Божиим. Это опасное явление в жизни современного человечества получило название «дехристианизация». Наверное, подобные философские взгляды нельзя было бы назвать ересью, если бы многие христиане их не приняли и не поставили права человека выше, чем слово Божие. Поэтому мы говорим сегодня о глобальной ереси человекопоклонничества — нового вида идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни. Ничего подобного в глобальном масштабе никогда не было. Именно на преодоление этой главной ереси современности, которая может привести к апокалиптическим событиям, Церковь должна направить сегодня силу своего слова и мысли.


Все это мы формулируем очень просто — мы должны защищать Православие, как защищали его отцы VII Вселенского Собора, как защитили его Патриарх Мефодий и императрица Феодора с сонмом иерархов, как защитили его святитель Марк Эфесский и наши исповедники и новомученики Церкви Русской».


http://www.patriarchia.ru/db/text/4410951.html


Святейший Патриарх Кирилл на встрече с главами латиноамериканских стран 8 июня 2017 года: «Совершенно очевидно, что современная глобализация укрепляет позиции сверхбогатых людей, в чьих руках сосредоточены колоссальные материальные и финансовые ресурсы, а поэтому и огромная власть, неподконтрольная ни правительству, ни народу. И вот тогда возникает вопрос: а что такое демократия, если реальная власть не находится под контролем народа и даже правительства? От действий такой власти страдают миллионы людей».


http://www.patriarchia.ru/db/text/4929055.html


Обращение Священного Синода Украинской Православной Церкви к Президенту Украины от 26 июля 2017 года: «…Законы демократического государства призваны служить человеку, защищать его права и свободы, но ни в коем случае не уничтожать наивысшую ценность человека — Богом дарованную свободу».


«Церковь… считает недопустимыми любые формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов, автоматизированных методов сбора, обработки и учета персональных данных, поскольку это приводит к нарушению основных прав человека. Кроме того, отсутствуют какие бы то ни было гарантии, что электронная система контроля над человеком не будет использоваться для влияния на человека с целью духовного, политического или экономического манипулирования им.

Поэтому считаем, что такого рода технологии и средства, используемые при изготовлении паспорта гражданина Украины, не должны быть безальтернативными, но должны предусматривать возможность использования традиционных методов идентификации личности, тем более что такая практика существует во многих странах».


В оригинале: «…Закони демократичної держави покликані служити людині, захищати її права та свободи, але в жодному випадку не знищувати найвищу цінність людини — Богом даровану свободу».


«Церква… не може бути байдужою до волевиявлення своїх віруючих і вважає неприпустимими будь-які форми примусу громадян до використання електронних ідентифікаторів, автоматизованих засобів збору, обробки та обліку персональних даних, оскільки це призводить до порушення основних прав людини. Окрім цього відсутні будь-які гарантії, що електронна система контролю над людиною не буде використовуватися для впливу на людину з метою її духовного, політичного чи економічного маніпулювання. А тому вважаємо, що такого роду технології та засоби, які використовуються при виготовленні паспорта громадянина України, не повинні бути безальтернативними, а передбачати можливість використання традиційних методів ідентифікації особистості, тим більше, що така практика існує в багатьох країнах».


http://news.church.ua/2017/07/27/zvernennya-svyashhennogo-sinodu-upc-do-prezidenta-ukrajini-z-privodu-biometrichnix-pasportiv/


Святейший Патриарх Кирилл 1 ноября 2017 года: «Мировое сообщество сегодня вплотную подошло к исторической черте, за которой начинается новая эпоха — эпоха, когда в жизни народов изменится очень многое, главным образом — мировоззрение


Как в жизни отдельного человека, так и в жизни народа — вера в социальные институты и правовые механизмы мертва без нравственного делания, без умения поступать по совести. В этом случае она ведет лишь к безумной погоне за химерами, за ускользающими миражами счастья и свободы. И к неисчислимым человеческим жертвам…


Однако несмотря на то, что революция стала обиходной технологией, ее идеологи по-прежнему опираются на квазирелигиозную риторику, пытаются оправдать революцию как духовно возвышенный, морально оправданный акт. При этом современные революционеры, как и их предшественники, самой логикой революционного процесса всегда приносят в жертву часть собственного народа ради достижения абстрактных благ.


Избирательный подход таких революционеров и их кураторов к международным нормам свидетельствует о том, что за красивым фасадом юридических формулировок все чаще скрываются двойные политические стандарты, желание не подчиняться силе права, а подчинять других по праву сильного, вмешиваться во внутренние дела суверенных государств.


Революции, как правило, совершаются сверху, элитой, которая увлекает народ энергетикой разрушения. Это бывает либо своя элита, оторванная от традиции, либо — чужая, озабоченная колониальными интересами…


Если мы не воспитаем собственный народ, его будут воспитывать другие. Поэтому в такой важной сфере как образование важно восстанавливать и развивать собственные научные и педагогические школы, продвигать свои методологические наработки. Это будет вызывать сопротивление со стороны сторонников глобальных стандартов образования, но не нужно этого бояться.


Вряд ли верно расхожее мнение о том, что общество состоит из индивидов или из так называемых «малых групп» (то есть соседи, коллеги на работе, друзья по увлечению). Нет. Общество опирается не на малые группы, а на семью. Семья — структурная единица стабильного, здорового социума, главный элемент солидарного общества. Сохранение народа, культуры, языка, государства — все это осуществляется при посредстве семьи, поскольку именно с семьей связан механизм передачи опыта по цепи поколений.

Если взглянуть на этот процесс со стороны, можно дать ему точное название: традиция. Не какая-то конкретная, а традиция как метод связи поколений в режиме общего делания

Без стремления к любви как высшей ценности ни семья, ни общество не смогут существовать в истории. Если традиция — это путь, по которому идет общество, то любовь — это конечная цель данного пути. Она дает силы и желание жить, наполняет жизнь смыслом в каждый момент истории.


Вот почему, говоря об обществе, можно утверждать: общество — это тоже большая семья, «семья семей». Поэтому обществу угрожает то же самое, что угрожает и семье: крайности ювенальной юстиции, однополые браки, утверждение трансгуманизма, любые попытки дать искаженное определение понятию «человек». Человек нуждается в заботе, самосовершенствовании, духовном развитии, но не в том, чтобы была изменена его природа. Поскольку природа эта создана по образу и подобию Божественной, изменять ее в любом другом направлении значит изменять самому Богу.


Сегодня борьба за будущее — это борьба за антропологию. Это борьба за определение того, что есть «человек». Сюда входят вопросы о биотехнологиях, прогрессе человеческой природы, искусственном бессмертии.


Серьезным вызовом видится бурное развитие медицинских и генетических технологий. Футурологи уже предсказывают скорое расслоение человечества на две расы. Одним предрекается величие сверхлюдей, другим — судьба подчиненных. Представители глобальных элит мечтают за счет дорогостоящих технологий трансформировать свои тела так, что смерть для них отодвинется на многие десятилетия. А для абсолютного большинства людей это будет невозможным…

Такая страшная перспектива противоречит и христианскому взгляду на человека…


Глобальные вызовы — будь то проблема лишних людей в век роботизации или разделениечеловечества с помощью биотехнологий — могут быть преодолены только в одном случае: при опоре на солидарность людей.

Но XXI век грозит подвергнуть сомнению даже те ценности, которые на протяжении столетий выглядели незыблемыми.


Ведь уже слышатся голоса, что современные технологии способны создавать искусственный интеллект и искусственные органы. Что в скором времени удастся так модернизировать наш разум и наше тело, так изменить отношения в обществе, что возникнут новые существа, превосходящие людей. Не случайно идеология этого процесса носит название трансгуманизм — то есть существование по ту сторону человека, за пределами человечности.


Вера в технологию сегодня — то же, чем была вера в прогресс. Это тоже своеобразная квазирелигия. Это вера человека в то, что с помощью науки и технологий можно достичь совершенства и бессмертия, полной власти над своим телом, над природой, над жизнью. Но это невозможно. Потому что источник совершенствования находится внутри человека, а не снаружи. Все это ведет в сторону от магистрального христианского пути. В конечном счете — в сторону расчеловечивания, гипертрофированной индивидуализации, а значит, и разрушению социума и концу истории.


Революции всегда претендуют на создание нового человека, стремятся сломать традиционное, христианское в нем — «перековать» человека. Отсюда борьба революционеров с традицией, религией, культурой. Но это тупиковый путь, он ведет к отрицанию и дроблению. Революции совершаются на отрицании, на сломе, а стремление к вечной жизни ничего не отрицает, но все пронизывает собой. Это — стремление к любви и к Богу.


http://www.patriarchia.ru/db/text/5052002.html


Святейший Патриарх Кирилл в Храме Христа Спасителя в свой день рождения 20 ноября 2017 года: «Сегодня не то время, чтобы раскачивать лодку человеческих страстей, потому что и без того на человека оказывается слишком большое негативное воздействие, разрушающее его духовную жизнь… Мы входим в критический период развития человеческой цивилизации. Это видно невооруженным глазом, и нужно быть слепым, чтобы не видеть приближения грозных мгновений истории, о которых говорил в книге Откровения апостол и евангелист Иоанн Богослов. О времени том никто не знает (Мф. 24:36), но приближение или удаление этого времени зависит от нас — от Церкви Божией и от каждого человека. Тот, кто живет по правде, кто борется с грехом, — он на стороне света и правды, он своей жизнью, своим творчеством, особенно если этот человек публичный и способный влиять на других, может затормозить это сползание всего человечества в бездну окончания истории».


«Верим, что и сегодня Господь наш, Спаситель и Промыслитель мира, сохранит нас в единстве, восстановит единство там, где оно разрушено, всех нас укрепит в вере, народ наш — в благочестии, и даст возможность проводить мирную жизнь в вере, надежде, любви, своими трудами утверждая Божию правду в истории, а значит, приостанавливая действие темной силы, обращающее человеческую историю в движение к пропасти. И да поможет нам во всем этом Господь».


http://www.patriarchia.ru/db/text/5065397.html


Святейший Патриарх Кирилл в Храме Христа Спасителя 1 марта 2017 года: «Святителю Иоанну Златоусту принадлежат пронзительные слова: «Сребролюбие — мать всякого зла». И это не преувеличение, потому что со сребролюбием связано искажение самой логики человеческого бытия


Святитель Иоанн Златоуст сказал и другие замечательные слова: «Как сильный огонь, брошенный в лес, все опустошает, так сребролюбие губит вселенную». Не только тех, кто неправильно относится к деньгам, а ни много ни мало всю вселенную! И это сказал человек, живший в V веке, когда деньги еще не имели такого глобального значения, как сегодня! Слова святителя Иоанна Златоуста о том, что сребролюбие губит вселенную, становятся особенно понятными в наше время, в эпоху глобальных перемен, когда деньги действительно стали целью экономического развития. Чтобы убедиться в правоте этих слов, достаточно спросить у любого предпринимателя, что является главным показателем его успеха. Он и минуты не будет думать, ответит: «Прибыль», то есть деньги. Все работает ради денег, поэтому речь идет не о средствах — речь идет о всеобъемлющей цели глобального общества


Как же уберечь себя от этой логики развития современной цивилизации? Некоторые считают, что лучший способ — уйти из мира, удалиться в пустыню. Таких людей мало, но они есть. Они живут лицом к лицу с природой, пытаясь отгородиться от мира, живущего по закону греха. Мне приходилось встречаться с такими людьми — кому-то они кажутся странными, но на самом деле они сделали радикальный выбор в условиях радикального наступления дегуманизированной, дехристианизированной цивилизации.


Но ведь не могут все спасаться в тайге в десятках или сотнях километров от жилья! Что же делать нам, людям, живущим в большом городе? Что делать нам, когда любые наши поступки так или иначе входят в контекст греховного бытия? Не от своей мудрости следует нам нужно решать эти задачи и отвечать на эти вопросы. Тому же святителю Иоанну Златоусту принадлежат замечательные слова: «Сребролюбие исцеляется милостыней».


…Милосердие, способность взять от себя и отдать другому, есть вызов всему, что сегодня происходит с родом человеческим и несомненно не соответствует Божиему замыслу о нем. Вот почему Церковь Божия, несущая миру это послание, должна являть пример милостыни и милосердия.


И если эта величайшая цель будет достигнута, то тем самым и народ наш, а в глобальном смысле и весь мир удастся удержать от развития в очень опасном направлении, противоречащем Божественному замыслу о мире и о человеке. Такие, казалось бы, простые дела — приходское милосердие, приходская благотворительность, — приобретают эсхатологическое значение, потому что через эту работу мы проецируем в мир иной взгляд на человека и на человеческие отношения.


…Можно вспомнить и других подвижников, которые в центр своего обращения к людям ставили важную тему борьбы со сребролюбием, и, восприняв с доверием свидетельство Церкви, вооружим себя правильными мыслями и твердым убеждением, что наше призвание как детей Божиих — творить милостыню во спасение мира. Аминь».


http://www.patriarchia.ru/db/text/4821657.html

Святейший Патриарх Кирилл Рождественское интервью 7 января 2018 года:


«Когда наступит конец света? Когда человеческое общество перестанет быть жизнеспособным, когда оно исчерпает ресурс к тому, чтобы существовать. В каком случае это может произойти? В том случае, если наступит тотальное господство зла, потому что зло нежизнеспособно. Система, в которой превалирует зло, не может существовать. И если зло будет нарастать, если зло вытеснит добро из человеческой жизни, то и наступит конец.


А почему об этом нужно говорить сегодня? Сегодня мы переживаем, с мировоззренческой точки зрения, особый период в истории. Никогда раньше человечество не ставило на одну доску добро и зло. Были попытки оправдывать зло, но никогда не было попытки сказать, что добро и зло — это не абсолютные истины. В СОЗНАНИИ ЛЮДЕЙ И ДОБРО И ЗЛО БЫЛИ ИСТИНАМИ АБСОЛЮТНЫМИ, А СЕГОДНЯ ОНИ СТАЛИ ОТНОСИТЕЛЬНЫМИ. Когда зло сможет безудержно нарастать в человеческом обществе? Именно тогда, когда такая точка зрения, ставящая на одну доску добро и зло, восторжествует в глобальном масштабе. И поскольку мы сегодня находимся даже не в начале этого процесса, а уже пройден определенный этап, то как же Церкви об этом не говорить, как не бить в колокола, как не предупреждать о том, что мы вступили на страшно опасную тропу самоуничтожения? И ЕСЛИ НЕ ЦЕРКОВЬ, ТО КТО ЖЕ ЕЩЕ БУДЕТ ОБ ЭТОМ ГОВОРИТЬ?


И речь идет не только о возможности злонамеренных сил использовать цифровые технологии для того, чтобы оказать непоправимый ущерб стране, обществу или кому-то из людей, — это все технологический уровень. Я бы сейчас поговорил о духовном уровне. Церковь очень обеспокоена тем, что современные технические средства способны тотально ограничить человеческую свободу. Приведу простой пример. У нас есть горячие головы, которые с восторгом говорят о необходимости ликвидировать наличные деньги и перейти исключительно на электронные карточки. Это обеспечит прозрачность, контроль — ну, все те аргументы, которые многим хорошо знакомы.

Все это так. Но если вдруг, в какой-то момент исторического развития, доступ к этим карточкам будет открываться в ответ на вашу лояльность? Сегодня для того, чтобы получить гражданство в одной из европейских стран, людям, которые желают натурализоваться, получить гражданство или вид на жительство, предлагают посмотреть ролик, в котором рассказывается о жизни этой страны, ее обычаях и законах. В этом ролике очень ярко представлена тема ЛГБТ, а после просмотра задается вопрос: «Вы со всем этим согласны?» Если человек говорит: «Да, согласен, все это для меня нормально», — он проходит отсев и становится гражданином, либо получает вид на жительство. Если же он скажет «Нет», то не получит. А что если доступ к финансам будет ограничен такого рода условиями? Вот об этих опасностях Церковь сегодня говорит во весь голос.


http://www.patriarchia.ru/db/text/5095439.html


Святейший Патриарх Кирилл на открытии VI Рождественских Парламентских встреч «Нравственные ценности и будущее человечества» 25 января 2018 года:


«Пока законодательство государства сохраняет фундаментальную приверженность традиционной нравственности, оно служит ограничению зла. Но, если нравственное измерение будет изгнано из законодательства, то закон превратится в опасное орудие дегуманизации общества».


«Однако мы видим, как сегодня на наших глазах во многих странах происходит активный процесс отделения нормативной сферы от нравственного базиса, что, как я только что сказал, угрожает превратить законодательство в опасное орудие дегуманизации общества. «Свято место пусто не бывает», говорят в народе. Место вытесненной морали занимает новое представление о свободе как о ценности, существующей вне категорий ответственности и долга.

Даже трудно себе представить, что мы дожили до того времени, когда об этом нужно говорить как о проблеме. Всегда было настолько очевидным, что всякое свободное произволение человека имеет своим ограничением ответственность — перед Богом, перед законом, перед товарищами, перед семьей. Сегодня ответственность отрывается от свободы, отделяется от свободы. Свобода провозглашается высочайшей ценностью сама по себе, вне всякого контекста, связанного с ответственностью, в том числе нравственной ответственностью.


Руководствуясь таким пониманием свободы, человек не приобретает новые возможности для самореализации личности, а, напротив, переходит в постыдное состояние рабства своим страстям. Но несвободный человек никогда не может стать счастливым».


«Развитие новых технологий приводит к ситуации, когда задачи в сфере экономики и управления реализуются машинами по заранее установленным алгоритмам. Это провозвестник таких общественных изменений, последствия которых заслуживают самой тщательной оценки. То, о чем я сейчас буду говорить, — НИКАКОЙ НЕ АЛАРМИЗМ. Стоит только Церкви, Патриарху сказать, что внедрение определенных новшеств, в том числе связанных с развитием электронных средств, несет в себе, кроме пользы, еще и определенные опасные последствия, как тут же на нас обрушиваются с критикой, будто Церковь выступает против прогресса. Нет, МЫ НЕ ПРОТИВ ПРОГРЕССА, НО МЫ ОБЯЗАНЫ ГОВОРИТЬ ПРАВДУ ДАЖЕ ТОГДА, КОГДА БОЛЬШИНСТВО ОЧАРОВАНО КАКОЙ-ТО ИДЕЕЙ. Должен быть тот, кто скажет, что у прогресса есть и другая сторона. Вот я и хотел бы немного поговорить о проблеме автоматизации и роботизации, которая уже становится программой к действию.


Автоматизация происходит не только в сфере управления. Роботизация и автоматизация огромного количества производственных и бизнес-процессов стала реальностью современности. Сокращение числа рабочих мест в связи с автоматизацией может привести к серьезным социальным потрясениям, если решение не будет найдено.

Побочное последствие развития новых технологий — комплексная дегуманизация общественных отношений. Отношения в сфере государственного управления всегда были отношениями между людьми, а могут стать отношениями человека и машины. Дело, в конечном счете, не только в росте безработицы, как уже было сказано, но и в ликвидации человеческих отношений там, где они всегда существовали. Как восполнить этот дефицит, как преодолеть разобщение людей — вопрос, приобретающий все большую остроту».


http://www.patriarchia.ru/db/text/5136936.html


Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, слово 7 ноября 2018 года:
…В чем ошибка революций? В чем причина абсолютной неудачи большинства революций? В том, что революция радикально ломает этот поток передачи ценностей, отказывается от того, чтобы традиции, предание влияли на новую реальность. Помните: «Весь мир насилья мы разрушим До основанья, а затем Мы наш, мы новый мир построим…»?


…Современный человек, начиная с самого юного возраста, настолько привыкает к исключительно эмоциональному восприятию действительности и ярким аудиовизуальным образам, что зачастую оказывается неспособен к критическому и логическому осмыслению информации. Образ поражает. Картинка поражает. Хлесткое слово входит в сознание и память так, как не входят передаваемые через воспитание ценности. Это беда, с которой мы все должны попытаться справиться.


У современного человека формируется клиповое сознание. Он не может видеть вещи целостно, системно. Он неразборчив в чтении, в просмотре фильмов, в музыке. К чему это приводит в конечном итоге? Это приводит к тому, что настоящее, крепкое знание подменяется мнением, точкой зрения, причем точкой зрения большинства или точкой зрения того блогера, у которого больше лайков.


…Если из образования выпадает воспитательная составляющая, если мы воспитываем ребенка вне системы ценностей, на которых основана наша культура, откуда же у него возьмется способность отличать добро от зла, а истину от лжи? Современная постмодернистская культура навязывает нам тезис: нет никаких объективных истин; сколько голов, столько и умов; твоя собственная идея и является для тебя абсолютной истиной.

При таком подходе для человека уже нет авторитетов, нет никаких «тормозов», и он, в свою очередь, готов поверить в любую яркую и самую нелепую теорию, если только она ему нравится. Через этот акцент на личную свободу, на абсолютную автономию человеческой личности общество становится легко управляемым и внушаемым, потому что каждого, кто воспитан в мысли, что он все решает и никаких особых авторитетов нет, легко превратить в инструмент влияния, в том числе со стороны сил глобального масштаба.


Но мы призваны научить молодых людей ценить настоящую культуру и отличать в лавинообразном информационном потоке шумы от сигналов.


http://www.patriarchia.ru/db/text/5298536.html


Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на торжественном акте, посвященном 10-летию Поместного Собора и интронизации Его Святейшества 31 января 2019 года:



Уже длительное время мы стоим перед лицом жестких цивилизационных изменений в современном мире, в котором все быстрее происходит отказ от традиционных универсальных ценностей. Усиливается разрыв между христианским благовестием и той идейной парадигмой, в которой развивается современное человечество. Подвергаются пересмотру представления о Творце, мире и человеке, о нравственных принципах, об отношениях между людьми, о месте религии в обществе и личной жизни…


Иными словами, борьба за души необязательно происходит в виде открытых нападений злых сил, но через постепенное вымывание ценностей, в том числе жертвенной любви, в пользу потребительского комфорта, мелких и мелочных целей, духовной и душевной расслабленности. Сегодня уже очевидно, что эти прозрения замечательного русского мыслителя осуществляются с устрашающей скоростью. Мы стали свидетелями стремительного развития технологий, изменений политического и экономического характера, смены социальных парадигм, и далеко не всегда эти перемены являются благом для человечества. Остановлюсь на некоторых наиболее значимых вызовах, с которыми Церковь Христова сталкивается в современном мире.


Первый вызов — это стремление ограничить влияние Церкви на человека и на общество…


…Концепции и системы, поддерживающие и развивающие человеческую самость, потакающие желаниям, прихоти и похоти, обладают привлекательностью, потому что эксплуатируют стремление человека к удовольствиям и удобствам. Именно на этом бытовом, утилитарном уровне в большинстве случаев и осуществляется противостояние христианству. Церковь призвана сегодня к особому свидетельству о том, что в сохранении религиозного и, в первую очередь, христианского мировоззрения — залог от распада личности, залог сохранения жизнеспособности современной цивилизации через преодоление эгоистической вседозволенности и насилия… Отказавшись от верности основополагающим христианским истинам о человеке, цивилизация становится беззащитной перед хаосом, разрушающим человеческие общества и человеческие жизни.


Второй вызов — это усиливающиеся попытки интерпретировать в идеологическом, а не собственно научном ключе данные научных дисциплин, особенно таких, как психология, социология, нейрофизиология и многие другие. Научный атеизм советского времени ушел в прошлое, но идеологи современного «сциентизма» (т.е. веры во всесилие науки, абсолютизации ее роли в культуре) полагают, что любые проблемы человека в современном мире могут быть разрешены наукой… Одним из проявлений проблемы сциентизма является риск дегуманизации человечества в результате распространения идей трансгуманизма, то есть «выхода за границы человеческого», проповеди некоего качественного улучшения физической природы человека посредством науки и технологий.

Трансгуманисты часто ссылаются на желание уменьшить страдания человека, сделать его физическое существования более совершенным. В этих целях нет ничего плохого… Проблема трансгуманизма — в сведении человека к его биологической, или, говоря святоотеческим языком, телесной составляющей, для совершенствования которой допустимо, по уверению адептов этого учения, поступаться нравственными нормами и выходить за границы морально допустимого. Трансгуманизм обещает человечеству «цифровое бессмертие», преодоление физических ограничений, фактически — как бы создание нового человека.

В сознание современников через фильмы и литературу постоянно вкладывается идея о том, что человек требует «переделки», «обновления», или, пользуясь выражением из компьютерной индустрии — «апгрейда». Это новая форма антихристианства, которая декларирует искреннюю заботу о благе человека, а на деле в самом корне разрушает истинные представления о человечности и о человеке как образе Божием.


Ответ на вопрос о дальнейших задачах Церкви и о ее реакции на вызовы современности крайне прост. Церковь будет делать то, что делала всегда, а именно: проповедовать Евангелие Царства Бога, пришедшего в мир. Церковь по сей день хранит в неповрежденности основные истины о человеке, об особенностях его внутренней жизни, о его духовных и душевных проблемах и о способах их разрешения.

Эти истины не придуманы нами, а открыты нам Богом — Творцом человека, Который поделился с нами Своим замыслом о том, каким призван быть человек. Церковь с полной ответственностью говорит и сегодня, как и тысячу лет назад: да, мы знаем, каким должен стать человек. Это не область гаданий и гипотез, а достоверное и ответственное знание. Назову несколько свойств, отличающих жизнь Церкви еще с апостольских времен, и которыми она показывает путь развития как отдельному человеку, так и обществу в целом.


Первое свойство — это отношение христиан друг ко другу… Это христианская любовь, которая и по сей день может выражаться и выражается в нелицемерной общественной солидарности, в стремлении к социальной справедливости, в искренней личной заботе о тех, кто находится рядом, в терпеливом несении тягот друг друга.


Второе свойство, изначально присущее Церкви, характеризует ее отношение ко всему тому, что находится вне ее. Христиане могли быть лояльны и государству, и общественному устройству с его обычаями, и даже культуре, укорененной в язычестве, с важной оговоркой: эта лояльность простиралась до той грани, где затрагивалась верность Христовой истине. По мысли святого мученика Иустина Философа, весь человеческий род причастен Божественному Логосу — поэтому то лучшее, что находилось в согласии с Логосом, было необходимо воспринять и переосмыслить, а не отбрасывать и не отрицать. «Все, что сказано кем-нибудь хорошего, принадлежит нам, христианам», — так говорил мученик в своей апологии («Вторая апология»). Широкий и великодушный взгляд христианских мыслителей ранней Церкви на мир способствовал включению лучшего в античном наследии в стройное здание зарождающейся новой культуры.


Третье важнейшее свойство Церкви — это обращение к эсхатологической перспективе, лежащей в основе христианского понимания истории. Христиане, совершая Евхаристию в воспоминание Спасителя, вместе с тем жили ощущением близости грядущего пришествия Господа Иисуса. Это было радостным предвкушением торжества Царства Бога, а не боязливым ожиданием конца света. Совершение таинства Благодарения, гармонично соединенное с делами любви, представляло собой начало нового Царства, Царства не от мира сего, Царства, в котором правит Бог и торжествует любовь и правда. Вся Библия пронизана обращенностью не только к древним временам, но и к будущим, когда, по слову апостола Павла, «будет Бог все во всем» (1 Кор. 15:28). Все раннее христианство глубоко пропитано радостью от уже совершившегося прорыва сквозь смертельную обреченность тварного бытия: Воскресение Христа уже наступило, и оно достигнет каждого человека.


Итак, внутреннее единство в братолюбии; доброжелательность ко внешним и к окружающему миру при отсутствии уступок в том, что касается Евангельской истины; и, наконец, радостное восприятие истории, в том числе близости вечного Царства Христа и всеобщего воскресения — вот три важнейших свойства Церкви, которыми она показывает путь для преображения как личного бытия, так и общественной жизни.


Церковь говорит о том, что цель человеческой жизни — богообщение и освобождение от рабства греху. И в этом ее ответ упомянутому выше соблазну сциентизма и трансгуманизма. Развитие технологий не вредно само по себе. Но оно может стать ложной целью, если будет утрачено понимание духовной составляющей человеческой жизни. Упомянутый «апгрейд» человека возможен. Но не посредством биотехнологических преобразований, а посредством очищения своего сердца от страстей, посредством стяжания добродетелей, в первую очередь стяжания любви, уподобляющей нас Богу.

Философия трансгуманизма предлагает человечеству цифровое бессмертие, а Господь подарил человеку подлинное бессмертие. Сегодня даже в светском научном обществе все громче звучит вопрос: а можно ли будет назвать человеком тот плод научно-технического прогресса, создание которого проповедуется трансгуманизмом? Что, собственно говоря, делает человека человеком? Где объективные критерии «человечности», о которых надо помнить в первую очередь любому, дерзающему «улучшать» человеческую природу? У нас, христиан, есть ответ: мерило человечности — это Христос, Который не только исполнил изначальный замысел Бога о человеке, но и уничтожил Своей смертью и воскресением страх страдания и смерти — главные препятствия к тому, чтобы мы имели полноту жизни.


http://www.patriarchia.ru/db/text/5364415.html


новости | Ошибка? Суббота,22:00 0 Просмотров:67
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

d